Молитва о смерти толстого

Постараемся детально ответить на вопрос: молитва о смерти толстого на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

К столетию смерти Льва Толстого

Сегодня – столетие со дня смерти Льва Толстого. К этой знаменательной дате я написал эссе "Непротивление истине" (http://www.proza.ru/2010/11/08/745), где специально не стал рассматривать подробно тему отлучения Толстого от Церкви. Я предполагал, что, как это бывало и ранее, тема эта и без меня будет основной в публикациях и комментариях, посвящённых дате. И не ошибся. На сей раз с открытым письмом к Патриарху Кириллу 2-му неожиданно выступил Сергей Степашин – но не как председатель Счётной палаты, а как президент Российского книжного союза. Степашину по благословению Патриарха ответил архимандрит Тихон (Шевкунов), ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, наместник Сретенского монастыря Москвы. Подробности здесь: http://www.rg.ru/2010/11/18/tolstoy.html. В этот день я тоже хотел бы коснуться этой темы и сказать несколько слов от себя.

Отлучение Толстого от Церкви – вовсе не поповская месть или наказание Толстому за его яростные антицерковные выступления и обличения. Подобных "обличителей" было полным-полно – но Русская Православная Церковь вопрос об их отлучении даже не ставила. Отлучение от Церкви – чрезвычайно редкая мера, которую РПЦ применяет в отношении тех людей, которые, будучи рождены в России и крещены в Православии, не только публично отрицают и отвергают основные христианские догматы, изложенные в Никео-Цареградском Символе веры, но и преподносят это как "подлинное", "истинное" учение Христа – именно последний момент является решающим. 24 февраля 1901 года в "Церковных ведомостях" было опубликовано "Определение Святейшего Синода", в котором указывалось, что в распространяемом Толстым учении "он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов православной Церкви и самой сущности веры христианской". Далее перечислялись отвергаемые Толстым конкретные христианские догматы. Определение подписали митрополит Антоний и шесть других высших иерархов.

В заключении "Определения" было сказано: "Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отторг себя сам от всякого общения с Церковию православною. Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем пред всею Церковию к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею. Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь".

В этом определении нет слов "ересь" или "еретик", нет также слов "анафема" или "отлучение". По смыслу текста, семь иерархов вовсе не отлучили Толстого, а лишь засвидетельствовали лично от себя "отпадение его от Церкви". Что такое "отпадение", в тексте указано: Толстой "отторг себя сам от всякого общения с Церковию". Вполне логично, что "посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею". Таким образом, Церковь не только не отлучила Толстого от себя, но и даже не лишила его участия в церковных таинствах – отставив этот вопрос на его собственное усмотрение. Если бы Толстой сам пришёл на исповедь и причастие – он тем самым восстановил бы своё общение с Церковью, и тогда Церковь снова приняла бы его как своего члена. Не лишила Церковь Толстого и своих молитв: уже в самом определении содержится прямая молитва к Богу о его вразумлении и милости к нему.

Можно спорить о том, состоялось ли отлучение Толстого от Церкви де юре, но что де факто он сам отторг себя от церковного общения – это очевидно всем. Последние 10 лет жизни Льва Толстого исследованы досконально, но у нас нет никаких свидетельств, что он хоть раз хоть как-то попытался вернуться в Церковь. Не было у Толстого раскаяния и на смертном одре, никто из свидетелей его последних дней ни о чём подобном не вспоминал. Поэтому и Церковь не может восстановить каноническое поминание Толстого на проскомидии – учитывая неоднократно и резко высказанное самим Толстым его отношение к подобным "суеверным обрядам". В то же время верующие могут обращаться к Богу с частными молитвами о милости к этому человеку, тем более что сам Толстой к таким молитвам о нём относился со спокойным пониманием.

Но смысл определения Святейшего Синода не был понят с самого начала очень многими. Сам Толстой долго, больше месяца, писал свой не очень длинный "Ответ Синоду" – в котором по существу признал почти всё написанное в определении. Софья Андреевна обращалась в Святейший Синод с письменной просьбой о специальном разъяснении этого определения – и получила его. Ленин в статье, посвящённой смерти Толстого, прокомментировал определение Синода фразой "Тем лучше". Ну, для Ленина всегда было чем хуже, тем лучше; только в самом конце жизни он стал понимать, что лучше меньше, да лучше. Шоком для верующих стало недавнее открытие нескольких дневниковых записей святого Иоанна Кронштадтского 1908 года, в которых он обращался к Богу со словами о скорейшей смерти Толстого.

Ещё в 1883 году, задолго до определения Синода, на стенной росписи в церкви села Тазово Курской губернии Лев Толстой был изображён в адском пламени. Над эти курьёзом можно посмеяться, но вообще вопрос о посмертной участи Толстого для верующих людей не так уж абстрактен. Церковь может причислять некоторых умерших людей к лику святых, свидетельствуя тем самым об их посмертном предстоянии перед Богом и возможности молитвенного обращения к ним. Но Церковь никогда не дерзает утверждать, что какой-либо конкретный человек за свои грехи уже обречён адским мукам либо уже сейчас наверняка находится в аду. В то же время, согласно святоотеческим учениям, Церковь утверждает, что по смерти нет покаяния, а вне Церкви нет спасения. Но и эти столь узкие врата даже нераскаявшемуся грешнику не закрывают путь к спасению через молитвы любящих его воцерковлённых людей.

Да, как это ни парадоксально, но приближение Толстого к Богу, в Которого он так искренне и страстно пытался верить, возможно только через отвергнутую им Церковь, которую он так презирал и которая его всё же любит.

Молиться о смерти другого человека, это очень по православному?

После регистрации Вы также сможете получать до 200 руб за каждую тысячу уникальных поисковых переходов на Ваш вопрос или ответ Подробнее

В Православии есть особый “канон, чтимый на разлучение души от тела, внегда человек долго страждет”.

Вот, можно поинтересоваться”

Сам был тому свидетелем неоднократно.

Один раз по дядьке моему читался этот канон. Шибко плох он был и буен. К ночи дядька тихо-мирно преставился ко Господу.

К утру исправилась и как в Евангелии про тёщу Петра, апостола, сказано (Марка 1;30),- встала и служила.

И досель жива-здорова.

Кто мы супротив них, великих? Бог им судья, не мы.

Молитва о смерти толстого

Покайтесь, ибо Господь грядет судить

Отец Иоанн Кронштадский.

Том 1 – Том2

Предсказание о. Иоанна о лютой смерти Льва Толстого

Я сам многократно слышал проповеди о. Иоанна, в которых он громил Льва Толстого и предсказывал ему лютую кончину, что напечатано также во многих местах творений о. Иоанна.

И действительно, люта была кончина Льва Толстого. Проживающий в Белграде в Югославии чиновник русской полиции рассказал мне подробности смерти Толстого, которые стали ему известны по службе его в том районе, где жил и умер Толстой.

Привожу эти сведения.

Как местная администрация, так и ряд посторонних любознательных лиц немедленно приступили к выяснению загадочных обстоятельств смерти Толстого.

Результат расследования дал следующие точные данные:

Граф со станции Козельск нанял ямщика и поехал к сестре монахине в Шамардин женский монастырь, лежащий в 18 верстах от Оптиной Пустыни и в 22-х от гор. Козельска. Сестра и все монахини были поражены приездом графа, почему несколько близких монахинь пришли в келью сестры графа.

По словам келейницы и пришедших монахинь граф рассказал сестре следующие ужасы. Последнее время рассказывает граф, мне не дают покоя ни днем, ни ночью какие-то страшные чудовища, которых я вижу, а другие не видят. Эти чудовища угрожают мне и вид их приводит меня в ужас и трепет. Я пригласил к себе соседних священников. Двое отказались приехать ко мне, а третий приехал, но я его не успел встретить, так как домашние мои ему отказали и он уехал, по этой причине я и бежал из дома тайком.

Как сестра, так и другие старые монахини ему объяснили, что это дьяволы, которые почуяв приближение его смерти окружили его, чтобы завладеть его душой. Тут же все монахини советовали и просили его ехать в Оптину Пустынь раскаяться в богоотступничестве и просить монахов принять его вновь в лоно православной церкви.

Увещания монахинь так подействовали на графа, что он расплакался и немедленно на тех же лошадях поехал в Оптин монастырь.

По словам коридорных монахов монастырской гостиницы граф был бодр и из гостиницы свободно поднимался на высокую гору, где стоял монастырь.

Святейшим Синодом граф был отлучен от православной церкви, почему без благословения епископа монахи не рискнули принять его в лоно православной церкви, несмотря на убедительную просьбу о том, но послали запросы епископу и граф решил ожидать в монастыре ответ.

Благоприятный ответ для графа пришел, но уже после отъезда графа из обители.

По поводу отъезда его монахи говорили так. Через два дня в обитель приехала с доктором дочь графа и при первой встрече с отцом между ними, как слышно было в коридоре, произошла ссора.

Дочь кричала: «зачем ты не сказавши уехал?», а отец кричал: «зачем ты приехала? Я домой не поеду и буду доживать свои последние дни в монастыре».

Вскоре все стихло и когда монах вошел в номер, чтобы взять остывший самовар, то увидел графа лежащим на койке с закрытыми глазами.

Через два-три часа дочь, доктор и граф уехали, причем графа до экипажа вели под руки и он казался очень слабым.

В то время многие высказывали предположение, что доктор дал графу успокоительное лекарство, но или старческое сердце не выдержало, или доза была велика, почему граф, до того времени бодрый, по дороге на юг умер на почтовой станции Остапово.

Многие лица, как из Козельска, так и других мест, писали в разные газеты о всем вышеизложенном, но ни одна газета присланных статей не поместила. Местное духовенство, несмотря на просьбы друзей, отказывалось служить панихиды, но из Москвы, как в то время говорили, привозили каких-то священников, очевидно старо-обрядцев-беглопоповцев и они служили.

Высшее духовенство старообрядцев-окружников и противоокружников (в г. Сухиничах) запретило своему духовенству молиться о душе графа.

Монахи о кончине людей говорят так.

У великих грешников перед смертью является, так называемое, духовное зрение и они видят окружающих их нечистых духов, которые ожидают смерти, чтобы взять душу нечестивца и ввергнуть ее в ад кромешный.

Люди высокоблагочестивые, наоборот, перед смертью видят светлых духов, ангелов.

Магистр Богословия Дьяченко в своих 4-х обширных томах, так же говорит о кончине людей, как и монахи. Следовательно, рассказ графа своей сестре об окружении его чудовищами — не галлюцинация, а действительность и эти чудовища заставили его бежать из дома и искать спасения от них в святой обители.

Таким образом пророчество Иоанново исполнилось, Бог не допустил Толстого вернуться в лоно православной Церкви.

Почему же Господь так судил? Да потому, что Толстой был антихристом в полном смысле слова.

Святый Апостол Иоанн Богослов в 1-м Соборном послании говорит, гл. 2, ст. 22: «кто отвергает, что Иисус есть Христос, — это антихрист». Гл. IV, ст. 3: «всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшаго во плоти. это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет, и теперь есть уже в мире». Во Втором Соборном Послании тот же Апостол говорит еще более грозно, гл. 1, ст. 7: «многие обольстители вошли в мир не исповедующие Иисуса Христа, пришедшаго во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист». Ст. 10 «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его». Ст. 11 «Ибо приветствующий его участвует в злых делах его».

В период отлучения Толстого от Церкви Г-н Ярмонкин издал книжку, в которой были перечислены запрещенные дотоле к печати хуления и глумления Толстого над Господом нашим Иисусом Христом Богом Слово Вседержителем и над Пречистой Богородицей.

Страшно повторить, но повторю, чтобы все знали, что Толстого Святейший Синод отлучил от Церкви за эти потрясающие ужасные хулы и за совращенную им массу людей.

Толстой писал, что Христос оттого и называл себя Сыном Божиим, что был незаконнорожденный, что он был нищий, которого высекли и повесили.

Я привел только это, а в книжке Ярмонкина было напечатано множество ужасных хулений, которые этот сын дьявола изрыгал.

Как жалко, что Святейший Синод не опубликовал всех или части этих хулений и глумлений, тогда бы никто не возмущался отлучением Толстого.

На севере России в водах огромного Ладожского озера (около 250 верст длины и 150 ширины) на скалистых островах расположен Валаамский монастырь. Острова эти из гранита, подобного которому нет нигде на земном шаре и берега их в большинстве суть отвесные скалы. По мнению ученых эти острова не что иное, как метеорные камни от какой-то развалившейся планеты, свалившиеся на землю.

В глубокой древности на диких островах Валаама был центр идолопоклонства и были языческие капища.

Св. Апостол Андрей Первозванный из Киева по водному пути, «из Варяги в Греки», т. е. по Днепру, Ловати, Ильмень-озеру, Волхову и Ладоге, приплыл на Валаам и водрузил там Крест Христов.

При появлении Святого Апостола все капища и идолы Силою Божиею были повержены в прах и Валаам стал местом пребывания христианских проповедников и рассадником православия.

После революции Валаам отошел к Финляндии и правительство потребовало введения в монастыре нового стиля. Монахи, не пожелавшие признать новый стиль, были арестованы и увезены. Некоторые из них бежали в Югославию.

Один из них, прозорливый старец, поведал о виденном им на Валааме видении.

Однажды, когда он стоял на скалистом острове около храма, на озере поднялась страшная буря и он увидел несущуюся по воздуху массу бесов, впереди которой несся Лев Толстой и стремился к церкви, бесы старались преградить ему путь к церкви и наконец окружили его и увлекли с собою в пучину у самого обрыва скалы, на которой стоял храм.

Старец впоследствии только узнал о смерти Толстого. _________

За виртуальную атаку на Гундяева человека посадили в тюрьму. А за публичное пожелание смерти Толстому святым сделали?

Редактор «Новостей дня» настаивал на том, что эту «газетную» молитву сочинил лично Иоанн Кронштадтский.

Это похоже на правду, потому что чуть позднее, 24 августа, отец Иоанн в своем дневнике с упреком обратится к Богу: «Доколе, Господи, терпишь злейшего безбожника, смутившего весь мир, Льва Толстого? Доколе не призываешь его на суд Твой. Господи, земля устала терпеть его богохульство».

Позднее, 6 сентября 1908 года, будущий российский святой напишет: «Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь».

В общем, помолился святой старец. Это вам не какой-то беззубый феминистский «панк-молебен» [ 2 ], здесь все более жестко и брутально.

Это был призыв к скорейшей смерти Льва Толстого. И одновременно проповедь стабильности («Господи, умиротвори Россию»).

Однако Господь не послушал. Толстой Рождество пережил, а первым умер Иоанн Кронштадтский, удостоившись пышных государственных похорон.

Почему он ополчился на Льва Толстого, а не на Ленина?

Отцу Иоанну лучше знать. Впрочем, не случайно же сам ленин называл ЛЬва Тольстого зеркалом русской революции.

Св. Иоанн Кронштадтский мне даже в наше время помог очень сильно. Я перед ним должен до конца жизни на коленях стоять. Как же Вы можете о русском святом так пренебрежительно говорить? Грех Вы берете Огромнейший на свою душу.

Покойники ведь все слышат и видят. Не понимаете Вы этого.

Вы лучше съездите в Спб. на наб. Карповки, где церковь стоит и поныне, построенная на его деньги. Постойте часа три-четыре на Божественной Литургии, сходите в нижний предел храма к мощам св. Иоанна Кронштадтского, упадите на колени перед ними, попросите что Вам надо в жизни, какая помощь и он Вам поможет. Не смейтесь над такими вещами. Это кощунство.

Вы заблуждаетесь Очень сильно. Молитесь постоянно Богу: “Господи, просвети мою Тьму”.Может быть Бог сжалится над Вами и очистит Ваше сознание от Омрачений.

Святой Иоанн Кронштадтский против Льва Толстого

В 2010 году, к 100-летию смерти Толстого вышла моя книга «Лев Толстой: Бегство из рая», где я попытался объяснить причины ухода, а, вернее, бегства Толстого из Ясной Поляны в октябре 1910 года.

Почему это так произошло? Почему 82-летний старик, достаточно больной к тому времени, ночью бежит из своего дома со своим личным врачом Маковицким и даже не знает, куда он едет?

Вариантов несколько: то ли Болгария, то ли Анненкова, которая живет в своем имении в Курской губернии, его поклонница и сторонница, то ли Кавказ. В результате, мы все знаем, что он никуда не доехал, заболел в дороге и умер на станции «Астапово».

Но до этого Толстой поехал в Оптину Пустынь, на что все его биографы обращают очень пристальное внимание.

Почему человек, у которого был серьезнейший конфликт с Церковью, и который в феврале 1901 года был отлучен от Церкви торжественным синодальным актом, или, как сейчас модно говорить, было объявлено о его фактическом отпадении от Церкви, уходя из дома, в первую очередь, едет в монастырь?

Не все знают, что Оптина Пустынь вообще для Толстого была достаточно родным местом, он там бывал пять раз. Если считать его первое посещение, когда он приезжал туда совсем ещё подростком, там была похоронена его тетушка и опекунша Александра Ильинична Остен-Сакен, на её могиле написаны стихи, которые почти наверняка, как считают толстоведы, были написаны 14-летним Лёвушкой.

Толстой несколько раз встречался со старцем Амвросием, тем самым, который послужил прообразом Зосимы в романе «Братья Карамазовы» у Достоевского, потому что и Достоевский встречался с преподобным Амвросием.

И, наконец, в соседнем женском монастыре Шамордино, который был основан отцом Амвросием, жила монахиня-сестра, любимая сестра… Они были самыми младшими в семье — Лёва и Маша, и поэтому особо тянулись друг к другу. Лев всю жизнь переживал за Машу, всегда очень опекал её, заботился о ней. Наконец, он очень часто бывал в Шамордине, даже чаще, чем в Оптиной Пустыни. И в Шамордине его очень любили монахини, игуменья. А монахинь там было 600 человек.

Однажды, когда он приехал туда, они о чем-то повздорили с сестрой, и Толстой в сердцах сказал: «Вас тут 600 дур монахинь, и только одна игуменья умная». Это была злая шутка, потому что по настоянию старца Амвросия, который основал этот монастырь, туда должны были принимать всех женщин, даже из самых бедных слоев, безо всякого, так сказать, вклада. И поэтому там действительно было очень много простолюдинок, крестьянок, вдов, не сумевших выйти замуж. По-разному приходили в монастыри. Некоторые только просто потому, что прокормить в семье не могли.

И тогда Мария Николаевна вышила брату подушечку (она до сих пор хранится в Ясной Поляне), на которой написала: «От 600 шамординских дур». Когда она подарила её Льву Николаевичу, он прослезился и сказал: «Машенька, я был неправ, так нельзя, конечно, говорить».

В общем, для меня возникла тема «Толстой и Церковь».

Святой — приходской священник

Одновременно возник другой сюжет. Я кроме Толстого, которым увлекаюсь и занимаюсь всю жизнь, хотя и не считаю себя профессиональным толстоведом, также довольно долгое время по некоторым личным причинам интересуюсь фигурой отца Иоанна Кронштадтского.

Отец Иоанн Кронштадтский — это второй или первый равновеликий по статусности, если можно так сказать, святой для Петербурга. К Ксении Блаженной, к её могиле на Смоленском кладбище, к часовне всё время идут потоки людей, все о чем-то просят её. Такой же поток людей идет к могиле отца Иоанна, которая находится в Иоанновом монастыре на берегу речки Карповки.

Отец Иоанн, безусловно, даже среди святых занимает несколько особое место. Дело в том, что среди святых очень мало приходских священников, так уж сложилось. Почти все святые — это, как правило, монахи: Сергий Радонежский, Серафим Саровский… Почему? Потому что это люди, ушедшие из мира, от мира, соответственно — от соблазнов. Достаточно много святых среди князей, например: Александр Невский, княгиня Ольга; царей: Николай II. И почти нет святых среди приходских священников. Если только это не новомученики ХХ века, когда очень много расстреливали.

Почему же мало святых среди приходских священников? Потому что приходской священник — это человек семейный, обремененный… Как правило, у него много детей. Живущий в миру, а не только в Церкви. И достичь здесь святости очень трудно.

Отец Иоанн был приходским священником. И он не просто достиг святости, он был практически среди народа признан святым ещё при жизни. Его очень поздно, кстати, канонизировали. Русская зарубежная Церковь канонизировала его в 60-е годы, а у нас он вообще в 1990-м был канонизирован. Но ещё при жизни, а он умер в 1908 году, фотографии отца Иоанна в крестьянских домах стояли в божницах рядом с иконами.

Чехов говорит Сумбатову-Южину, когда он вернулся с Сахалина, что портреты отца Иоанна он видел в каждой сахалинской избе, а он обошел их там несколько тысяч, переписав практически всё население Сахалина.

И так же было по всей России — средней полосе и на севере. Отец Иоанн довольно много путешествовал, каждый год он куда-то ездил. Во-первых, обязательно ездил в свою родную Суру, это Архангельская область, глубинка, плыл по северным рекам. Но, кроме того, он ездил в Киев, в Самару, Ярославль, Вологду… Большое количество городов посетил.

Где бы он ни появлялся, его окружали тысячные толпы. Слава его была абсолютно безмерна. В Кронштадт приплывало, либо приезжало по льду Финского залива, поскольку тогда это был полностью остров, ежедневно тысячи людей. Негде было остановиться, это было действительно место паломничества.

Это был самый популярный священник своего времени. Можно сказать, что он был великий священник, но к священникам не очень можно применить это слово. Святой и великий — это разные немного ипостаси. Толстой, кроме того, что он великий писатель, был популярным учителем своего времени, проповедником. И к нему, как и в Кронштадт, тоже ежедневно шли люди.

Шли по разным причинам. Во-первых, денег просили, будем говорить прямо. И к отцу Иоанну тоже по этому поводу очень много шли. Во-вторых, к отцу Иоанну, главным образом, шли просить здоровья, потому что он считался исцелителем, что одно его прикосновение или прикосновения к нему достаточно, чтобы безнадежно больной исцелился. Так это или не так, но есть много свидетельств, в том числе, и людей вполне авторитетных, о том, как безнадежно больные исцелялись просто при посещении священника.

К Толстому шли за другим (кроме того, что денег просить). Шли за советом, как жить, во что верить.

Два Учителя

На рубеже ХIХ-ХХ веков в России было два учителя. В России сейчас нет Учителей, — с большой буквы. Вот ушли Александр Исаевич Солженицын, Дмитрий Сергеевич Лихачев, и — все. Нет такого человека, к кому можно прийти и сказать: «Отец, объясни, вот как жить? Как жить в России?».

Тогда их было двое. Толстой был больше популярен среди интеллигенции. Отец Иоанн Кронштадтский — среди простого народа. Но и среди интеллигенции было очень много поклонников Кронштадтского пастыря.

В своей книге я привожу цитату из предсмертного дневника отца Иоанна, дневника 1908 года, где он просит Бога убить Толстого. Просто он пишет: «Господи, убери с Земли этот труп зловонный». Притом, что Толстой жив, Толстой отмечает 80-летие. И дальше: «Гордостью своей посмрадивший Землю, не дай ему дожить до праздника Рождества Пресвятой Богородицы».

Отец Иоанн Кронштадтский знает, что Лев Толстой в это время отмечает свое 80-летие. Он знает, что Толстой очень сильно болен, потому что об этом пишут в газетах. У Толстого отказали в это время ноги, его даже к гостям вывозили на кресле-каталке, есть кинохроника об этом.

Сам тот факт, что священник молит Бога об убийстве другого человека, настолько беспрецедентен, что говорить о той страсти, с какой Иоанн Кронштадтский не любил Толстого, я бы даже сказал, точнее, ненавидел Толстого. Ну и, кроме того, он написал огромное количество проповедей против него, они публиковались, это свыше 20-ти статей, брошюр, где он называл Толстого сатаной, льстивой лисой, львом рыкающим, который хочет пожрать, поглотить всю российскую молодежь. Он пишет, что надо надеть петлю на шею — и в пучину морскую.

Я понял, насколько это сильная история. И вот отсюда вытекла вторая книга, которая вышла в этом году, называется она «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды», в которой я, во-первых, рассказываю всё-таки светским людям, кто такой отец Иоанн. Потому что люди церковные знают, кто такой отец Иоанн, и молятся и на его иконы в храмах. Но они, опять-таки, читают о нем жития. Но жития — это не биография. Я всё-таки в этой книге пытаюсь написать биографию отца Иоанна, то есть те вещи, которые мне кажутся легендарными, я либо убираю, либо как-то не то что ставлю под сомнение, а говорю, что это, скорее всего, не так.

Гражданская война начинается не на полях сражений

С другой стороны, мне хотелось разобраться в религиозных воззрениях Толстого. Поэтому книга строится так: там одна глава посвящена Кронштадтскому, одна — Толстому, одна — Кронштадтскому, одна — Толстому. И они никогда не пересекаются. Они ни разу не встречались. И больше того, Толстой, собственно, о Кронштадтском ни разу дурного слова не сказал. Есть несколько его выступлений, записей в дневниках, в письмах, в незаконченной статье в газету, где он упоминает отца Иоанна и называет там добрым старичком, несколько иронически, конечно.

Но, тем не менее, этот конфликт отца Иоанна и Толстого — был конфликтом светской культуры просвещения, которое шло ещё с XVIII века, и Православной Церкви, как очень древнего, с одной стороны, института, а с другой стороны, очень закрепощенного со времен Петра, когда Церковь фактически стала одним из министерств при учреждении Синода и упразднении патриаршества. В этом смысле, парадоксальным образом революция 17-го года принесла Церкви благо, потому что она избавила её от синодальных пут, было установлено патриаршество, которое до сих пор существует.

Я показываю, собственно, в чем конфликт Толстого и Церкви, что Толстой предъявлял Церкви, что ему не нравилось в Церкви, почему он от неё отпал, и что не нравилось Церкви в Толстом. Я пытаюсь разобраться, как появилось это определение Святейшего Синода об отпадении.

И, в общем, эта история вражды, так или иначе — всё равно вражды Толстого и Кронштадтского, — это предыстория гражданской войны, которая произошла в России. Я часто люблю говорить, что гражданская война начинается сначала в головах у людей, а потом уже она оборачивается всеми теми кровавыми сражениями.

Сначала — брожение в умах. Потом люди начинают где-то собираться. А потом они начинают друг друга бить и убивать. А потом хватаются за голову: «Что мы не поделили? Что мы, русские, не поделили? Что мы сделали, что поубивали 20 миллионов своих сограждан в гражданскую войну?» Так вот, это было предвестие. То, что Толстой не мог договориться с Церковью, Церковь не могла договориться с Толстым, — это был один из симптомов того, что Россия не могла договориться внутри себя самой.

Не атеист Толстой

Сколько я ни занимаюсь Толстым, всё время не перестаю в нем что-то открывать и изумляться, потому что в Толстого — как в реку — в него нельзя дважды войти. В него каждый раз входишь заново. В его дневники, в его произведения, в мемуары о нем, всё время открываются какие-то поразительные вещи.

Для меня главным открытием при работе над этой книгой стало то, что есть такое предубеждение, миф, который создал сам Толстой, что до своего духовного переворота, который с ним случился в конце 70-х — в начале 80-х, он был атеистом, совсем в Бога не верил. Он сам об этом пишет в «Исповеди».

Когда читаешь дневники Толстого, я уж не говорю про его произведения, понимаешь, что это не так. Толстой думал о Боге всегда. Просто во время духовного переворота он понял, что без Бога нет жизни вообще, и что это самое главное, и что это то, о чем нужно думать и этому нужно посвятить всю оставшуюся жизнь, именно Богу.

Этого многие не понимают, говорят: Толстой — великий художник и слабый мыслитель. Ну, тогда, значит, нужно сказать просто, что вторую половину своей жизни Толстой прожил зря, потому что для него это было чрезвычайно важно — путь веры, или путь жизни, как он говорил, разумения жизни.

Он искал это свое разумение жизни, свое разумение Бога, пытался постичь Бога разумом. А Церковь всё-таки призывает людей не столько постигать, сколько верить. Она не отрицает разум. Ни один серьезный церковный богослов не скажет, что разум — это зло, нет. Но всё-таки главное — это вера. В чудеса, в загробную жизнь, в церковные таинства: в причастие, венчание, отпевание и так далее. Вот во всё это Толстой не верил. Он не верил, потому что он не мог понять это разумом. Он говорил: «Я не понимаю этого разумом, а разум дал мне Бог. Если я этого не понимаю разумом, значит, этого не существует просто, и ни для кого этого не существует, вы обманываете самих себя». Вот это, — суть конфликта.

Но на самом деле, и молодой Толстой постоянно думал о Боге. И, наверно, это было главным открытием.

Дневники святого Иоанна

Что касается отца Иоанна, понимаете, я интересовался этой фигурой, я старался читать много литературы о нем, воспоминаний. Их — очень много, ведь он, в общем, недавний наш современник.

Я был изумлен тем количеством дневников, которые он написал. Это 18 томов, и это не полные дневники отца Иоанна, потому что за огромный период жизни, почти за 10 лет, дневники утрачены. Но только изданных его дневников сейчас 18 томов.

То есть человек, который служил ежедневно Литургию, ежедневно общался с огромным количеством людей, каждый день ездил в Питер, бывал в доме трудолюбия, который сам основал, и вообще всё время был в каких-то поездках, успевал писать.

В одних воспоминаниях я нашел вот что: когда отец Иоанн выступал в Сарапуле, небольшом городке, перед семинаристами, они его спросили: «А что главное в Вашей жизни?» Он сказал: «Самопознание. Я всю жизнь занимался самопознанием». То же самое говорил Толстой, что для него самое главное — это познать себя, и каждый человек должен сначала понять себя, и через это он познает мир. Это было, наверно, главными открытиями.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал “Православие и мир”, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дискуссия состоится 19 декабря в 19.00 в Большом зале Библиотеки Иностранной литературы

В Русской Зарубежной Церкви канонизация отца Иоанна произошла на четверть века раньше

Был ли Лев Толстой гордым и распущенным фарисеем? Виноват ли писатель в том, что в России…

Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847

может не совпадать с позицией редакции.

(книгах, прессе) возможна только с письменного

Оценка 3.3 проголосовавших: 22
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here