Молитва матери чуйкова

Постараемся детально ответить на вопрос: молитва матери чуйкова на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

Молитва маршала Чуйкова и его мамы Елизаветы

Жила обычная семья,

Иван с женой Елизаветой,

Их дочки, их же сыновья.

Их пятый сын, восьмой с детей,

Взял у родных благословений,

Молитву матери своей.

Прошел свой долгий жизни путь,

Средь войн прошла его дорога,

И маршал понял жизни суть.

И в слоге слышно старый быт,

В них слышал нотки он родные,

Молитвой мамы был прикрыт.

А он к стене прижался сам,

И вот не слышно уж полетов,

Нет стен вокруг, но нет и ран.

Прошел он сталинградский ад,

А мать все Господа молила,

Живым вернулся чтоб назад.

Всего их восемь сыновей,

Кто старше,кто-то помоложе,

На радость матери своей.

От пуль и ран уберегла,

В молитве к Богу так взывала,

Детей всех к вере привела.

Была в поселке у себя,

И в дни гонений, их же мама,

Дошла до Сталина скорбя.

Но храм стоит до сей поры,

Ее молитва, ее вера,

Могла тушить в душе костры.

Сказала слово – ТОМУ БЫТЬ!

Как кремень духом, терпелива,

Всем нам бы в вере так же жить.

Ночь в день превратить,а землю в цветник.

Мне все трудное легким содей. И помоги мне!"

Молитва командира

Кстати о полководцах. Известно, что основной удар в Сталинградской битве приняла на себя 62-я армия под командованием Василия Ивановича Чуйкова. Все ли знают, что после кончины маршала в его партийном билете нашли молитву, написанную на клочке бумаги его собственной рукой: «О могущий ночь в день превратить, а землю — в цветник. Мне всё трудное лёгким содей. И помоги мне».

Такую молитву мы не найдём ни в одном из молитвословов. Это слова, обращенные к Богу, вышли из сердца самого Василия Ивановича. Когда они родились? Сын прославленного маршала известный скульптор Александр Чуйков считал, что — в начале 1942-го года, когда его отец, оказавшись под Тулой, неподалёку от родных Серебряных Прудов, формировал армию для отправки в район Сталинграда. Тогда он несколько раз навещал родной дом. Перед отъездом на фронт получил от своей матери Елизаветы Фёдоровны благословение и нательный крест.

Мать Василия Ивановича вместе со своим мужем Иваном Ионовичем, скромным и отзывчивым человеком, воспитала 12 детей. В 30-е годы Елизавета Фёдоровна была старостой храма. Эта церковь к 1940 году осталась единственной в Серебряных Прудах, все остальные были взорваны или закрыты. Власти планировали взорвать и этот храм, но Елизавета Фёдоровна его спасла. Она два раз ходила пешком в Москву, добилась встречи с всесоюзным старостой Калининым. Храм оставили. В Великую Отечественную войну на фронте воевали восемь её сыновей. И ни один не был убит, искалечен, репрессирован. Когда после войны все дети собирались в родительском доме, она говорила: «Сынки, это я вас у Бога вымолила!».

14-16 сентября – самые тяжёлые дни для Сталинграда. В районе Мамаева кургана наступали пять дивизий, из них две – танковые. Василий Чуйков понимал, что они чудом держатся. В любой момент их могут сбросить в Волгу. После нескольких дней боёв он написал прощальное письмо маме. Не думал, что выживет. Родного брата Фёдора Ивановича, который воевал вместе с ним, он отправил на восточный берег. Сам всё время находился на западном. Сказал: «Федя, у нас сейчас критический момент. Ты сам понимаешь, что мы эту ночь можем просто не продержаться. Я хочу, чтобы хоть кто-то из нас остался в живых.

Если армию разобьют, я в плен не пойду. Буду сражаться до последнего, живым они меня не возьмут.

Если армию разобьют, вот это моё прощальное письмо передашь жене. Если мы продержимся, утром возвращайся на правый берег, письмо мне вернёшь».

Армия выдержала ночной штурм.

Фёдор Иванович вернулся, письмо отдал брат)’. Он его уничтожил. Так мы и не знаем, что было в том прощальном послании Чуйкова. Он об этом никогда не рассказывал.

Владимир Филиппович Смык

Народная газета «Дари Добро», № 3 (9) июнь 2014 года

“Генерал Штурм”. Солдатская молитва Маршала Чуйкова

«К вечеру 12 сентября мы подъехали к переправе в Красной Слободе. На моторный паром погружен танк Т-34, готовят к погрузке второй танк. Мою машину не пускают. Пришлось предъявить документы командующего 62-й армией.

Мне представился заместитель командира танкового корпуса по технической части.

– Вчера к вечеру, – доложил он, – в корпусе было около сорока танков, из них только половина на ходу, остальные подбиты, но используются в качестве неподвижных огневых точек.

Наш паром огибает с севера песчаную косу острова Голодный и направляется к центральной пристани. Изредка на воде рвутся снаряды. Огонь не прицельный. Не опасно. Приближаемся к берегу. Издали видно, как при подходе нашего парома пристань заполняется народом. Из щелей, воронок и укрытий выносят раненых, появляются люди с узлами и чемоданами. Все они до подхода парома спасались от огня в щелях, ямах, воронках от бомб.

Конечно, крестьянский сын, Чуйков хорошо знал цену Победы. И, возможно, только крестьянский сын мог выполнить приказ – удержать Город, битва за который ежедневно перемалывала роты, батальоны, полки. Вот он пишет о трагическом сентябре 1942-го: «В обстановке тех дней можно было бы сказать «время — кровь»; ведь за упущенное время придется расплачиваться кровью наших людей». Армию он принял когда ее части в городе оказались отрезанными от основных сил фронта, а немцы уже вышли к Волге. Это 62-й пришлось драться за каждый дом Сталинграда. «Дом Павлова» – это тоже 62-я армия…

В Сталинграде В. И. Чуйков вводит тактику ближнего боя. Наши и немецкие траншеи располагаются на расстоянии броска гранаты. Это затрудняет работу авиации и артиллерии противника, те попросту боятся попасть по своим. Несмотря на то, что превосходство Паулюса в живой силе очевидно, советские войска постоянно контратакуют, причём преимущественно ночью. Это даёт возможность отбивать оставленные днём позиции. Для Красной армии бои в Сталинграде были первыми серьёзными боями в городе. С именем В. И. Чуйкова связывают и появление специальных штурмовых групп. Они первыми внезапно врывались в дома, а для перемещений использовали подземные коммуникации. Немцы не понимали, когда и, главное, откуда ждать контрудара».

Его любили солдаты. Чуйкову верили. Его наставлениям следовали: «Врывайся в дом вдвоем с гранатой. Граната впереди, ты за ней, так проходи весь дом». Еще со Сталинграда Чуйкова звали: генерал Штурм!

До конца войны он останется командармом своей армии, «сталинградской». Под его началом 8 гвардейская освободит советские Украину и Белоруссию, очистит от фашизма Польшу. В 1945-м штурмом возьмет Берлин. На командном пункте генерал-полковника Чуйкова 2 мая 1945 года начальник Берлинского гарнизона генерал Вейдлинг подпишет капитуляцию немецких войск и сдастся в плен – с остатками гарнизона.

Его не станет через несколько месяцев, 18 марта 1982 года. Чуйкова похоронят на Мамаевом Кургане – рядом с павшими бойцами и командирами Сталинградской 62-й армии. Проститься с Василием Ивановичем придет весь великий Город…

Маршал Василий Чуйков был тайным христианином

Ел с бойцами из общего котла

Василий Чуйков не стал главным героем документальных и художественных фильмов и книг подобно Жукову, Рокоссовскому. Но весть о его смерти в 1982 году облетела все немецкие газеты: умер генерал штурма. Так его прозвали в годы войны за разработанную им же тактику ведения боя с участием малочисленных штурмовых групп. «Врывайся в дом вдвоём — ты да граната; оба будьте одеты легко — ты без вещевого мешка, граната без рубашки. Врывайся так: граната впереди, а ты за ней. » — учил он солдат. Нейтральную полосу, разделяющую стороны противников, в осаждённом городе он свёл до расстояния брошенной гранаты. Сам же с бойцами сидел на боевых позициях, огневых точках… Ел из общего котла.

Перед смертью Чуйков завещал похоронить его в братской могиле на Мамаевом кургане. Он стал единственным советским маршалом, дослужившимся в мирное время до замминистра обороны, похороненным не у Кремлёвской стены или на Новодевичьем кладбище. Когда траурная процессия шла по Волгограду, горожане в мороз снимали шапки. Для них он свой и родной человек.

Разбирая после смерти отца вещи, сын обнаружил партийный билет, а в нём под обложкой сложенный вчетверо листок… со словами молитвы.

— Это была молитва матери, — говорит Александр Васильевич и разворачивает вырванную из тетради страницу в линейку, пожелтевшую от времени. — Написана она рукой отца. Я его почерк хорошо знаю. Бабушка была неграмотной.

Как-то после войны все дети собрались в доме у матери. Мужчины за столом вспомнили фронтовые будни. Как это бывает, с небольшой бравадой друг перед другом — как выходили из переделок, как гнали немцев, как потуже затягивали армейские ремни. Елизавета Фёдоровна слушала-слушала, а потом спокойно сказала: «Ребята, это я вас всех у Бога вымолила! Потому вы целы и невредимы». И за столом воцарилась тишина. 12 детей. Из них 8 сыновей, пройдя фронты, вернулись живыми!

Она была ровесницей княгини Елизаветы Фёдоровны с такими же именем и отчеством. Родилась в 1865 году, прожила 93 года.

Чуйковы родом из Серебряных Прудов в Тульской области. До 30-х годов прошлого века в небольшом городке и округе были десятки храмов. Их приспособили под хранилища, спортзалы, склады. И только один не закрывался — Никольский собор. Елизавета Фёдоровна была его прихожанкой. Интересно, что её избрали церковноприходским старостой — посадили на должность, которую обычно занимает мужчина. Возможно, священников расстреляли или сослали, мужики испугались. Она же не побоялась. Когда дошла весть, что храм собираются взорвать, совершила паломничество в Москву: прошла пешком 160 километров. Ей было уже за 70. В Кремле добилась приёма Михаила Калинина. Церковь не только не взорвали, но и не закрыли.

Такая материнская активность для сына могла иметь тяжёлые последствия. В 30-е годы он в разведке в Китае, командует войсками при освобождении Западной Украины и Белоруссии, участвует в советско-финской войне… Но репрессии семью обошли стороной. Более того, в 1943 году Сталин лично пригласил Елизавету Фёдоровну на встречу с Патриархом. Василий Чуйков к этому времени уже отстоял Сталинград.

Он не был штабным генералом. Ему нужно было всё увидеть своими глазами, пощупать руками. Зимой 43-го Чуйков выехал проверить боевые рубежи. Дело было на Украине, стояла распутица, выдвинулись на лошадях. Заблудились и попали на нейтральную полосу. Немцы засекли, открыли огонь. Всех лошадей подкосили. А Чуйков с сопровождающими по танковой колее доползли до глиняной мазанки. В ней оказался наш штаб. Параллельно в это же время разыскивали генерала. Из центра пошли донесения — командующий пропал, возможно, убит. Из штаба ответили: «Нашёлся». Радиограмму немцы перехватили. Узнав, что в мазанке «тот самый» генерал, направили 9 штурмовиков.

— И такую карусель закрутили, — рассказывает сын воспоминания отца. — Я выскочил, а кругом поле, спрятаться негде. Тогда просто прижался к стене, даже пригибаться не стал. Весь налёт так и простоял. Отхожу от стены, а на ней ни одного целого места — вся изрешечена осколками, просто убита… Только моё место целое. Напряжение страшное, рук не могу разомкнуть и тут-то чувствую, что меня Бог спас. Хочу перекреститься, а кулак не разжимается: руки от напряжения сведены судорогой. А может, от волнения. И тогда я кулаком перекрестился. Потом это вошло в привычку — на Днепре, Висле, в Берлине…

И когда у командующего Западной группы войск в 1946 году в Германии родился третий ребёнок, его назвали в честь Суворова — Александром Васильевичем. В тот же год крестили — в православном храме Александра Невского в Потсдаме.

Сейчас он, скульптор по профессии, вместе с единомышленниками собирается строить храм в Конькове. Он не сомневается, что сила молитвы бабушки не иссякла и ему поможет.

Молитва матери чуйкова

Цитата дня

«Пост от милостыни заимствует свою твердость. Если ты постишься без милостыни, то пост твой не есть пост, и такой человек хуже обжоры и пьяницы, и притом настолько, насколько жестокость хуже роскошества» (Св. Иоанн Златоуст)

Главное меню

Братья по духу

В помощь кающимся

Ожившее Евангелие

Архив сайта

  • Вы здесь:  
  • Home
  • Православный взгляд
  • Общество
  • Устав жизни
  • Популярные статьи
  • Молитвы жителей Сталинграда

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

В февральские дни 1943 года германская армия Паулюса капитулировала. Сталинград выстоял. Берег Волги для немцев остался вожделенным, а полоска суши с разрушенным городом — недосягаемой. Вместе с 64-й армией здесь упорно сражалась 62-я, которой командовал будущий маршал, а тогда генерал Василий Чуйков. О том, как вера и молитва матери уберегли его от гибели, рассказал сын — Александр Васильевич Чуйков.

Василий Чуйков не стал главным героем документальных и художественных фильмов и книг подобно Жукову, Рокоссовскому. Но весть о его смерти в 1982 году облетела все немецкие газеты: умер генерал штурма. Так его прозвали в годы войны за разработанную им же тактику ведения боя с участием малочисленных штурмовых групп. «Врывайся в дом вдвоём — ты да граната; оба будьте одеты легко — ты без вещевого мешка, граната без рубашки. Врывайся так: граната впереди, а ты за ней. » — учил он солдат. Нейтральную полосу, разделяющую стороны противников, в осаждённом городе он свёл до расстояния брошенной гранаты. Сам же с бойцами сидел на боевых позициях, огневых точках…

Перед смертью Чуйков завещал похоронить его в братской могиле на Мамаевом кургане. Он стал единственным советским маршалом, дослужившимся в мирное время до замминистра обороны, похороненным не у Кремлёвской стены или на Новодевичьем кладбище. Когда траурная процессия шла по Волгограду, горожане в мороз снимали шапки. Для них он свой и родной человек.

Разбирая после смерти отца вещи, сын обнаружил партийный билет, а в нём под обложкой сложенный вчетверо листок… со словами молитвы.

— Это была молитва матери, — говорит Александр Васильевич и разворачивает вырванную из тетради страницу в линейку, пожелтевшую от времени. — Написана она рукой отца. Я его почерк хорошо знаю. Бабушка была неграмотной.

Как-то после войны все дети собрались в доме у матери. Мужчины за столом вспомнили фронтовые будни. Как это бывает, с небольшой бравадой друг перед другом — как выходили из переделок, как гнали немцев, как потуже затягивали армейские ремни. Елизавета Фёдоровна слушала-слушала, а потом спокойно сказала: «Ребята, это я вас всех у Бога вымолила! Потому вы целы и невредимы». И за столом воцарилась тишина. 12 детей. Из них 8 сыновей, пройдя фронты, вернулись живыми!

Она была ровесницей княгини Елизаветы Фёдоровны с такими же именем и отчеством. Родилась в 1865 году, прожила 93 года.

Чуйковы родом из Серебряных Прудов в Тульской области. До 30-х годов прошлого века в небольшом городке и округе были десятки храмов. Их приспособили под хранилища, спортзалы, склады. И только один не закрывался — Никольский собор. Елизавета Фёдоровна была его прихожанкой. Интересно, что её избрали церковноприходским старостой — посадили на должность, которую обычно занимает мужчина. Возможно, священников расстреляли или сослали, мужики испугались. Она же не побоялась. Когда дошла весть, что храм собираются взорвать, совершила паломничество в Москву: прошла пешком 160 километров. Ей было уже за 70. В Кремле добилась приёма Михаила Калинина. Церковь не только не взорвали, но и не закрыли.

Такая материнская активность для сына могла иметь тяжёлые последствия. В 30-е годы он в разведке в Китае, командует войсками при освобождении Западной Украины и Белоруссии, участвует в советско-финской войне… Но репрессии семью обошли стороной. Более того, в 1943 году Сталин лично пригласил Елизавету Фёдоровну на встречу с Патриархом. Василий Чуйков к этому времени уже отстоял Сталинград.

Он не был штабным генералом. Ему нужно было всё увидеть своими глазами, пощупать руками. Зимой 43-го Чуйков выехал проверить боевые рубежи. Дело было на Украине, стояла распутица, выдвинулись на лошадях. Заблудились и попали на нейтральную полосу. Немцы засекли, открыли огонь. Всех лошадей подкосили. А Чуйков с сопровождающими по танковой колее доползли до глиняной мазанки. В ней оказался наш штаб. Параллельно в это же время разыскивали генерала. Из центра пошли донесения — командующий пропал, возможно, убит. Из штаба ответили: «Нашёлся». Радиограмму немцы перехватили. Узнав, что в мазанке «тот самый» генерал, направили 9 штурмовиков.

— И такую карусель закрутили, — рассказывает сын воспоминания отца. — Я выскочил, а кругом поле, спрятаться негде. Тогда просто прижался к стене, даже пригибаться не стал. Весь налёт так и простоял. Отхожу от стены, а на ней ни одного целого места — вся изрешечена осколками, просто убита… Только моё место целое. Напряжение страшное, рук не могу разомкнуть и тут-то чувствую, что меня Бог спас. Хочу перекреститься, а кулак не разжимается: руки от напряжения сведены судорогой. А может, от волнения. И тогда я кулаком перекрестился. Потом это вошло в привычку — на Днепре, Висле, в Берлине…

И когда у командующего Западной группы войск в 1946 году в Германии родился третий ребёнок, его назвали в честь Суворова — Александром Васильевичем. В тот же год крестили — в православном храме Александра Невского в Потсдаме.

Сейчас он, скульптор по профессии, вместе с единомышленниками собирается строить храм в Конькове. Он не сомневается, что сила молитвы бабушки не иссякла и ему поможет.

И еще. В начале 1942 года, вернувшись из Китая, где выполнял важнейшую миссию — не дать Японии нанести удар по нашим восточным границам, Василий Чуйков оказался под Тулой, неподалеку от родных Серебряных Прудов. Там он формировал армию для отправки в район Сталинграда и несколько раз навещал родительский дом. Перед отъездом он и получил от матери Елизаветы Фёдоровны благословение, а из её рук — молитву и нательный крест. Была ли молитва, найденная после его кончины, той, написанной в 1942 году, — кто знает. Но когда в 2006-м в Серебряных Прудах построили новую школу и назвали её именем Чуйкова, у фасада поставили памятник из бронзы: Чуйков сидит в форме генерал-лейтенанта с тремя звёздами на петлицах, с орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды и православным крестиком в руке. Казённые чиновники нашли в этом несоответствие, но люди, знавшие Чуйкова, его земляки в один голос подтвердили: «Так и было!»

Елизавета Фёдоровна незримо присутствует и здесь, как со своей молитвой была рядом всю войну, всю его нелёгкую жизнь. И когда он писал один из последних в своей жизни документов — своё завещание, где просил похоронить его в солдатской братской могиле на Мамаевом Кургане, её дух был рядом. Вера и молитва матери хранила Василия на всех путях войны.

Многомесячная кровопролитная Сталинградская битва закончилась 2 февраля 1943 года славной победой русского оружия – в плен было взято более 90 тысяч немецких солдат во главе с фельдмаршалом Паулюсом. Окончание грандиозного судьбоносного сражения было ознаменовано не только митингом и салютом, но и благодарственным молебном. И первую свечу затеплил командарм Чуйков.

Оценка 3.4 проголосовавших: 17
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here