Молитва к святому доминику

Постараемся детально ответить на вопрос: молитва к святому доминику на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

Молитва святого Доминика

Живопись позднего возрождения и маньеризма

Картина испанского живописца Эль Греко «Молитва святого Доминика», как и многие другие, посвящена религиозной тематике. Размер картины 118 х 86 см, холст, масло. Доминик (1170—1221) — основатель доминиканского ордена, обычно называемый де Гузман, хотя он не происходил из этой семьи. Родился в Старой Кастилии. В 1194 году Доминик был призван епископом Озмы, в качестве соборного священника, для реформы местного клира по уставу блаженного Августина. Приехав в 1205 году во Францию, Доминик решился проповедью бороться против ереси альбигойцев и основал, при поддержке епископа Фулькона Тулузского, монастырь в Пруле. В 1215 году Доминик отправился в Рим, чтобы получить от папы Иннокентия III разрешение на устройство нового ордена. Папа согласился исполнить просьбу Доминика лишь с тем условием, что он выберет себе правила одного из существующих уже орденов. Доминик выбрал правила святого Августина. В 1217 году Доминик вернулся в Тулузу и ревностно заботился о распространении нового ордена. В 1218 Доминик переселился в Рим и был назначен папой “magister sacri palatii” и придворным проповедником. Через двенадцать лет после смерти Доминика, в 1233 году, католическая церковь признала его святым.

История искусства периода позднего возрождения и маньеризма. Далее →

При использовании материалов упоминание проекта Виртуальный художественно-исторический музей приветствуется!

Если обнаружите ошибку в статьях или дизайне сайта, просьба сообщить. Пожалуйста, свяжитесь с нами .

От счастливых обладателей браузеров IE6 и более ранних версий сообщения по поводу дизайна и вёрстки не принимаются.

Молитва к святому доминику

Девять Путей Молитвы

св. Доминика (XIII в.)

Одно из качеств, которое каждый замечал в св. Доминике. Представление >>>

Святые учителя Августин, Лев Великий, Амвросий, Григорий, Илларий, Исидор, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Бернард и другие. Предисловие >>>

Прежде всего – смиренный поклон перед алтарём. I >>>

Св. Доминик также часто молился, распростершись на земле, II >>>

. Поднимаясь с земли, он принимал как дисциплину самобичевание III >>>

. Сосредотачивал свой взор на Распятии IV >>>

Случалось, что пребывая в каком-нибудь монастыре V >>>

Доминик молился, распростёрши руки как на кресте VI >>>

. можно было застать его устремлённым к небу, как стрела VII >>>

. имел ещё один прекрасный путь молитвы VIII >>>

Он придерживался этих способов молитвы во время своих странствований IX >>>

Одно из качеств, которое каждый замечал в св. Доминике, была его необычайно глубокая отданность (посвящённость) молитве. Он, как правило, проводил в молитве почти всю ночь, и в любых трудностях инстинктивно обращался к Богу. Св. Доминик был отзывчив на нужды других и в молитве, заступаясь за них, изливал пред Богом своё сердце иногда так громко, что все могли его слышать. Некоторых братьев это настолько впечатляло, что они прятались в церкви, чтобы присутствовать при этом.

Трактат неизвестного автора, дошедший до нас под названием "Девять путей молитвы", был составлен приблизительно в 1280 году. Он распространился в Италии как приложение к популярному жизнеописанию св. Доминика, сделанному Дитрихом из Апольда, копия которого была послана Магистру Ордена блаженномуНиколасу Боказино приблизительно в 1297 году. В 1314 году трактат также был включён в сборник исторических материалов, посланных Бернардом Ги Магистру Ордена Беренджеру из Ландорры. В XV веке трактат вновь появился у св. Антонина, включившего его в сокращении в свои «Хроники».

Хотя текст явно привязан к иллюстрациям, некоторые рукописи не содержат никаких рисунков. Из тех же, которые содержат рисунки, наиболее полным является кодекс Россианус 3, хранящийся в Ватиканской библиотеке и принадлежащий траппистам из Порта Чели в Валенсии (возможно, сделанный где-то в 1330 году в южной Франции). Рукопись была тщательно скомпонована так, чтобы, насколько возможно, каждый Путь вместе с рисунком занимал точно две страницы; это требовало пропуска двух типичных историй, являвшихся частью оригинального текста.

Здесь мы воспроизвели содержание, а также рисунки кодекса Россианус. По вышеизложенной причине были пропущены те же два текста. Текст взят из критического издания, которое я опубликовал в Mediaeval Studies 47 (1985) и незначительно исправлен. Этот перевод впервые появился в моей книге "Первые Доминиканцы" (Нью-Йорк, 1982). С некоторыми изменениями он также воспроизведён в этом издании с любезного разрешения Paulist Press.

Саймон Тагуэлл ОР

Святые учителя Августин, Лев Великий, Амвросий, Григорий, Илларий, Исидор, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Бернард и другие, как греческие, так и латинские, огромное внимание уделяли молитве, советуя молиться и описывая свою молитву, убеждая в том, как она необходима, поясняя как её совершать и как подготовиться к ней, а также как замечать возможные препятствия. В дополнение к этому знаменитый и славный учитель ордена Проповедников брат Фома Аквинский, и Вильям, и Альберт превосходно и систематично, искренне и притягательно разъясняют эту тему в своих разнообразных трудах, рассуждая о добродетелях.

Однако главное, о чём стоило бы здесь сказать, – это способ молитвы, благодаря которому душа заставляет молиться тело и вместе с ещё большей отданностью возносится к Богу. Душа, побуждающая к движению тело и, в свою очередь движимая телом, иногда даже приходит в экстаз как у Павла, иногда – в агонию как у нашего Спасителя, иногда – в восторг как у пророка Давида. Доминик часто молился таким образом.

На самом деле, мы можем обнаружить, что святые Ветхого и Нового Завета молились именно так. Этот способ молитвы возбуждает благочестие, когда душа побуждает к молитве тело, а тело – душу. Такая молитва заставляла св.Доминика глубоко погружаться в плач и это так разжигало его рвение, что разум уже не мог удержать его тело от внешнего проявления бесспорных знаков благочестия. Так благодаря только силе внутренней молитвы св. Доминик иногда возносился в просьбах, мольбах и благодарениях.

Кроме обычной молитвы во время Мессы и Литургии часов, которые он совершал очень благочестиво как с братьями, так и в странствиях, и во время которых часто и неожиданно казалось, что св. Доминик возносится в разговоре с Богом и ангелами, его пути молитвы были следующими.

Прежде всего – смиренный поклон перед алтарём, как если бы Христос, образом Которого есть алтарь, не только символически, но реально, лично присутствовал в тот момент. Как говорится, "молитва смиренного пронизывает облака". Он не раз припоминал братьям текст из книги Юдифи о том, что "молитва смиренного и кроткого всегда угодна Тебе", а ханаанская женщина по своему смирению получила то, чего жаждала, как и блудный сын. Также: "я не достоин, чтобы Ты вошёл под кров мой". "Господи, смири дух мой, ибо, Господи, я весьма смирился пред Тобою". Так, стоя прямо, святой отец смиренно склонял свою голову и своё сердце пред Христом – его Главою, подчёркивая своё положение раба, бесконечное величие Христа и предаваясь всецело благоговению пред Ним.

Он учил братьев низко склоняться всякий раз, когда они проходили возле Распятия, свидетельствующего о смирении Христа, чтобы и Христос, Который до конца смирил себя ради нас, мог видеть нас смирёнными перед Его величием. Он говорил братьям смирять себя так же перед ПресвятойТроицей всякий раз, когда торжественно произносится "Слава Отцу".

Этот путь молитвы, как изображено на рисунке, являлся началом его молитвы: низкий поклон.

Св. Доминик также часто молился, распростершись на земле, и его сердце пронизывало такое глубокое раскаяние, что было слышно, как он укорял себя, произнося, иногда очень громко, слова из Евангелия: "Господи, помилуй меня, грешного". С огромным благочестием, почтением и сокрушением он восклицал словами Давида: "Вот я, согрешивший и соделавший беззаконие". При этом он страстно плакал и сокрушался, говоря: "Я не достоин смотреть ввысь небес, так велик мой грех; я возбудил гнев Твой и соделал зло в глазах Твоих", а также искренне и настойчиво повторял слова из псалма 43: "Душа наша унижена до праха, утроба наша прильнула к земле" (Пс. 43, 26). И снова: "Душа моя повержена в прах; оживи меня по слову Твоему" (Пс. 118, 25).

Иногда, желая научить братьев почтению, с которым они должны молиться, он говорил им: "Волхвы, те верные цари, войдя в дом, нашли Дитя с Его Матерью Марией. Теперь мы также находим Его, Бога и человека, вместе с Марией, так придем же, падая ниц и склоняясь пред Богом, плача пред Господом, Который сотворил нас".

Увещевая юношей, св.Доминик также говорил им: "Если вы не можете плакать о ваших собственных грехах, так как не имеете их, всё же есть очень много грешников, нуждающихся в том, чтобы их привели к милосердию и любви. Ради них пророки и апостолы принимали страдания, и, видя их, Иисус горько плакал. Подобно и святой Давид плакал и восклицал: "Я видел равнодушных и изнемогал"».

Поэтому, поднимаясь с земли, он принимал как дисциплину самобичевание железной цепью, говоря: "Твоя дисциплина направляет меня прямо к моей цели". В связи с этим весь Орден определил, что все братья, из уважения к памяти св. Доминика, должны ежедневно в будний день после Комплеты, произнося Miserere или De Profundis, принимать дисциплину на свои обнажённые спины, пользуясь деревянными прутьями. Они были обязаны выполнять это как за свои собственные грехи, так и за грехи тех, кто своими пожертвованиями поддерживал их. И никто, несмотря на безгрешность, не мог уклониться от следования этому святому примеру.

После этого св. Доминик, стоя перед алтарём или в часовне, сосредотачивал свой взор на Распятии, внимательно вглядываясь в Христа, и при этом снова и снова опускался на колени, возможно, сто раз подряд, Бывало, что он оставался после Комплеты до полуночи, поднимаясь и опускаясь на колени вновь и вновь подобно апостолу Иакову, прокажённому из Евангелия, взывавшему, упав на колени: "Господи, если хочешь, очисть меня", и подобно Стефану, громко воскликнувшему, преклонив колени: "Господи, не вмени им греха сего". И великая вера возрастала в святом отце нашем Доминике, вера в Божье Милосердие к нему самому и ко всем грешникам, упование на защиту для братьев, посланных им по всему миру проповедовать душам. Иногда он не мог удержать свой голос и братья могли слышать слова: "К Тебе, Господи, я буду взывать, не отворачивайся от меня в молчании, дабы в Твоём молчании не стал я подобен нисходящим в преисподнюю" и другие подобные слова из Священного Писания.

Однако иной раз он говорил в своём сердце и его голос не был слышен – Доминик молился тихо, неподвижно, на коленях, увлечённый созерцанием – иногда это длилось часами. Бывало, он имел такой вид, будто постигал небо разумом, начинал вдруг светиться радостью и вытирал обильные слёзы, текущие по лицу. И тогда было видно, что его желание настолько велико, как желание жаждущего человека, устремлённого к источнику, или путешественника, приближающегося к родному дому. Тогда он как бы обретал новую силу и настойчивость в движениях, которые, хотя он порывисто поднимался и опускался на колени, отражали глубокое спокойствие и самообладание.

Св. Доминик так привык стоять на коленях, что во время своих странствий, как на постоях после всех трудностей пути, так и в дороге, когда другие спали или просто отдыхали, он возвращался к этому способу молитвы как своему особому призванию и своему особому служению. Этому пути молитвы св. Доминик учил более собственным примером, чем какими-либо наставлениями.

Случалось, что пребывая в каком-нибудь монастыре, святой отец Доминик становился просто перед алтарём, не опираясь ни на что и не прислоняясь к чему-либо, но стоя прямо на ногах. Иногда он держал руки перед собою, с огромным почтением и трепетом сложив ладони как если бы держал открытую книгу и читал её в присутствии Бога. Казалось тогда, что он наслаждается словами Бога на своих устах, радостно повторяя их для себя. От Господа он взял для себя обыкновение молиться как написано в Евангелии от св. Луки: "Иисус вошёл, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать" (Лк. 4, 16), а также в псалме: "И восстал Финеес и помолился, – и остановилась язва" (Пс. 105, 30).

В другой раз он складывал свои ладони и, склонившись, держал их перед глазами крепко сжатыми вместе. Или поднимал руки, разводя в стороны, – как священник во время Святой Мессы, будто бы хотел более внимательно слушать то, что ему кто-то говорит. При виде благочестия, с которым св. Доминик так стоял, казалось что это пророк, разговаривающий с ангелом или самим Богом, который то говорит, то слушает, то тихо размышляет о том, что ему было объявлено.

Во время своих путешествий, он смиренно находил время на молитву, полностью сосредотачиваясь разумом на небе, и вскоре можно было услышать, как он произносил с величайшей радостью и наслаждением некоторые прекрасные тексты из самого сердца Святого Писания, которые, казалось, он черпал от самого Спасителя.

Пример молитвы св. Доминика глубоко затрагивал братьев, когда они видели их отца и учителя молящегосятаким образом, и наиболее благочестивые из них находили этот путь лучшим руководством для постоянной и полной молитвы жизни, "как очи рабыни обращены на руки её госпожи и как очи раба – на руки его господина".

Как мне лично рассказывал кто-то, видевший это, иногда наш святой отец Доминик молился, распростёрши руки как на кресте, вытягивая в напряжении своё тело насколько это возможно. Так он молился, когда по его молитве в монастыре Сан-Систо в Риме Бог воскресил юношу Наполеона, а также в ризнице и в храме во время Мессы, когда он вознёсся над землёй, о чём рассказывала присутствовавшая при том вместе со многими другими свидетелями сестра Цецилия. Подобно и Илия распростёр своё тело над телом сына вдовы, когда молился о его воскресении.

Точно также св. Доминик молился когда спас английских паломников возле Тулузы, которые едва не утонули в реке.

Так молился Господь, распростёрши Свои руки на кресте, со взывал слезами и был услышан.

Св. Доминик молился так не всегда, но только когда по Божьему вдохновению знал, что должно произойти большое чудо по добродетели его молитвы. Поэтому св. Доминик хотя и не препятствовал братьям так молиться, но и не поощрял их.

Мы не знаем, что он говорил, когда воскресил юношу, молясь с распростёртыми над ним руками. Возможно, он прибегнул к словам Илии "Господи, Боже мой! Да возвратится душа отрока сего в него", если уж следовал его способу молитвы. Однако ни братья, ни сёстры, ни кардиналы, ни остальные присутствующие не обратили внимания на его слова, так как их внимание было полностью поглощено чудесным и незабываемым способом молитвы. А позже они не отваживались спросить этого святого и необыкновенного человека, потому что в этом чуде св. Доминик истинно показал себя достойным всякого уважения и благоговения.

Однако иногда он серьёзно, степенно и сосредоточенно повторял слова из псалма, передающие такой способ молитвы: "Я взывал к Тебе, Господи; простирал к Тебе руки мои" (Пс. 87, 10) и "простираю к Тебе руки мои; душа моя к Тебе как жаждущая земля, скоро услышь меня, Господи" (Пс. 142, 6-7).

Этот пример даёт возможность каждому, кто предан молитве, постичь учение святого отца Доминика, молясь так всякий раз, когда стремится силой своей молитвы особенно приблизиться к Богу или, скорее, когда желает, чтобы Бог коснулся Своей всеохватывающей благодатью его лично или кого-то ещё. Он также может опереться на учение Давида, выразительное поведение Илии, любовь Христа и молитву Доминика.

Часто св. Доминика можно было застать во время молитвы, устремлённым к небу как выпущенная из лука стрела: он держал руки, вытянутые вверх над головой, соединив их вместе или слегка приоткрыв как если бы ожидал получить что-то с неба.

И действительно, в такие моменты он, захваченный возрастающей благодатью, добивался своей молитвой от Бога даров Святого Духа для основанного им Ордена. И тогда для себя и своих братьев он получал такую радость и наслаждение от исполнения заповедей Блаженств, что каждый из них мог быть блажен в самой непомерной бедности, в глубокой скорби, в тяжёлых преследованиях, в большом голоде и жажде справедливости, во всех заботах и тревогах милосердия, так, что твёрдое соблюдение заповедей и следование евангельским советам приносило огромную радость.

В эти мгновения казалось, что святой отец Доминик входит в Святая Святых или возносился к третьему небу. И после такой молитвы он как бы приобретал пророческий дух, о чём вспоминалось в Miracles, то ли наставляя, то ли разрешая, то ли проповедуя.

Однако святой отец недолго пребывал в таком состоянии молитвы, а приходя в себя, как будто возвращался откуда-то издалека, и тогда он казался странником в этом мире, что легко было заметно по его виду и поведению.

Во время молитвы братья иногда ясно слышали, как он, подобно пророку, говорил: "Услышь голос молений моих, когда я взываю к Тебе, когда поднимаю руки мои к святому храму Твоему".

Святой наставник учил братьев молиться таким образом как своими наставлениями, так и личным примером. Он припоминал слова псалма 133 "Воздвигните руки ваши к святилищу" (Пс. 133, 2) и псалма 140 "воздеяние рук моих – как жертва вечерняя" (Пс. 140, 2).

Святой отец Доминик имел ещё один прекрасный путь молитвы, исполненный благодати и благочестия. После Литургии Часов и совместной благодарственной молитвы после еды, отец быстро уединялся в келии или где-нибудь ещё, бодрый и внимательный, помазанный духом молитвы, почерпнутым из священных слов, которые перед этим пели на хоре или в трапезной; так он садился, читая или молясь, погружаясь в собственные мысли и сосредотачиваясь на присутствии Бога. В тишине он открывал пред собою какую-нибудь книгу, осеняя себя прежде крестным знамением, читал и так велика была его радость, как если бы сам Господьобращался к нему, о чём в псалме говорится: "Я услышу, что Господь Бог говорит мне". Это выглядело как разговор с другом: то он в каком-то нетерпении начинал энергично кивать головой; то, притихнув, казалось слушал; то спорил и боролся, смеялся и рыдал одновременно; то пристально глядя вдаль, то снова тихо говоря начинал бить себя в грудь. Если же кто-то хотел незаметно наблюдать за ним, то обнаруживал, что святой отец Доминик был подобен Моисею, который, углубившись в самое сердце пустыни, увидел горящий куст и услышал Господа, говорящего с ним и призывающего его к смирению. Ибо муж Божий имел пророческую лёгкость быстро переходить от чтения к молитве и от размышления к созерцанию.

Предаваясь чтению в одиночестве, св. Доминик проявлял трепетное благоговение в отношении читаемой книги, низко склоняясь к ней или иногда целуя, особенно если это было Евангелие, или когда он читал слова, произнесённые непосредственно Христом. Случалось он отворачивал своё лицо от книги, пряча его в ладонях или покрывая скапулярием. И потом, бывало, приходил в состояние тревоги и сильной тоски. Иногда, полный почтения, немного приподнявшись, низко кланялся как если бы благодарил кого-то необыкновенного за подаренные благодати. А потом, в тишине сердца получив утешение и умиротворение, продолжал читать дальше.

Св. Доминик также придерживался этого способа молитвы во время своих странствований, особенно пребывая в каких-либо уединённых местах. Он находил отдых в молитве и созерцании и нередко обращался к своим попутчикам со словами: "Как написано у пророка Осии: Я увлеку её, приведу её в пустыню и буду говорить к сердцу её". Поэтому иногда он оставлял своего спутника, уходя намного вперёд или, что случалось чаще, оставался далеко позади; молясь так в одиночестве он разжигал сердце огнём своих размышлений. С этим способом молитвы была связана забавная вещь: казалось, он отгонял мух или ос от своего лица и поэтому он часто защищал себя крестным знамением. Братья считали, что молясь таким образом, святой постигает полноту Священного Писания и самую глубину Божьих слов, получает силу и смелость рьяно проповедовать, а также тесную и близкую связь со Святым Духом для постижения тайных вещей.

Оценка 3.3 проголосовавших: 22
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here