Молитва имама шамиля

Постараемся детально ответить на вопрос: молитва имама шамиля на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

Все о литературе, авторах и их книгах

Свежие записи

ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПИСИ

  • Туркестанская автономия .… К 100 летию создания Туркестанской автономии К 1917 г. джадидизм от просветительства поднялся до уровня…
  • Махмуд Кашгари. Девону луготит… 25 января 1072 года Махмуд Кашгари начал работу над своим великим произведением “Девону луготит турк” (Словарь…
  • Большая надпись в честь… Свою надпись в честь Кюль-тегина Йоллыг тегин завершает следующими словами: (14 строка второй стороны памятника в…
  • Так говорил имам Шамиль. Слова Имам Шамиль спросил у генерала: «Зачем вы пришли на нашу землю и воюете с нами?». Генерал…
  • Тайны болезни и гибели Эрнеста… О выдающемся американском писателе, нобелевском лауреате Эрнесте Хемингуэе так много написано, что добавить нечто новое можно…
  • Великая Яса (уложения)… Яса (монг. Их засаг хууль — закон великой власти; тюрк. Ясақ) — название уложения Чингисхана, которое…

    НАШИ ДРУЗЬЯ

    Так говорил имам Шамиль. Слова

    Имам Шамиль спросил у генерала: «Зачем вы пришли на нашу землю и воюете с нами?». Генерал ответил: «Мы пришли к вам, дикарям, с высшей культурой и цивилизацией». Тогда имам Шамиль позвал одного из мусульман и попросил снять башмак и носки и показать ногу генералу — нога мусульманина блестела от пятикратного омовения. Тогда имам подозвал русского солдата и попросил его сделать то же самое. Нога солдата была грязной и воняла на расстоянии. Имам спросил: «Так вы с этой культурой к нам пришли?!».

    Шамиль (26 июня 1797 года, Гимры, ныне Унцукульский район, (Западный Дагестан) — 4 февраля 1871 года, Медина (ныне Саудовская Аравия)) — предводитель кавказских горцев, в 1834 признанный имамом теократического государства — Северо-Кавказский имамат, в котором объединил горцев Западного Дагестана и Чечни, а затем и Черкесии. До заключения перемирия при штурме Гуниба в 1859 князем Барятинским энергично вёл борьбу против Российской империи. Перевезённый в Калугу, а затем в Киев, получил наконец обещанное ещё на Гунибе разрешение совершить паломничество Хадж в Мекку, затем в Медину, где и умер.

    Тот, кто думает о последствиях, не герой.

    Герой не знает страха, а трусливого это чувство никогда не покидает.

    Папах много, а мужчин мало.

    Кто боится кого-нибудь, кроме Аллаха, тот не мужчина.

    Страх никого ещё не спас.

    Храбрость – это терпение на час.

    Больше всего надо опасаться врага, который выступает в обличии друга.

    Тот, кто не понимает язык науки, поймёт язык сабли.

    Граница между правдой и кривдой – на острие сабли.

    Язык обстоятельств красноречивее, чем язык во рту.

    Самая сильная крепость – любовь к Родине.

    Алмакцы для меня как правая рука, которая при надобности помогает левой.

    Если мы вспомним, какие трудности испытали жившие до нас, то наши трудности покажутся нам лёгкими.

    Когда имама спросили, какое оружие самое лучшее, он ответил: «То, что попадётся под руку в нужный момент».

    На знамени имама было написано: «Не проявляйте слабость в бою, будьте терпеливы в трудности; смерть не постигнет, пока не наступить отведённый срок».

    Боишься — не говори, сказал — не бойся…

    Любить и драться надо до последней капли…

    Выходя на тропу войны, герой тот, кто не думает о последствиях.

    Правда сказать, я употреблял против горцев жестокие меры: много людей убито по моему приказанию… Бил я и шатойцев, и андийцев, и тадбутинцев, и ичкерийцев; но я бил их не за преданность русским — они её никогда не выказывали, а за их скверную натуру, склонность к грабительству и разбоям.

    Я выходил к вам навстречу с сильным войском, но невозможно было наше соединение по причине сражения, бывшего между нами и грузинским князем. Мы отбили у них стада, имение, жён и детей, покорили их крепости, с большой добычей и торжеством возвратились домой, так радуйтесь и вы! — Командиру турецкой армии Омер-Паше в период Крымской войны

    Если мужчина будет мужчиной, женщина будет женщиной!

    Сабля наточена и рука готова.

    Малым народам нужны большие кинжалы.

    Я обращаюсь к вам через толщу лет!

    Я умом и сердцем воспринял призыв знаменитого шейха Мухаммеда из Яраги:

    Люди рождаются свободными, и отнять у человека это священное право — тяжкий грех перед Всевышним!

    Свободная жизнь всех народов и защита достоинства свободного человека в нашем понимании были освящены имамом и традициями нашей горской жизни.

    Я горжусь: в моём государстве уже не было ни ханов, ни рабов, все люди были равны между собой!

    Эта свобода, это равенство народов и людей — моё завещание вам!

    Я настаивал наибов: «Не склоняйся ни в сторону насилия, ни в сторону насильников. Гляди на своих людей глазами милосердия и заботы… Будь для старшего сыном, для равного братом, а для младшего отцом.

    Если ты будешь вести противно тому, что я говорю, если ты будешь вести себя несправедливо к народу, то вызовешь на себя прежде всего гнев Всевышнего, а затем гнев мой и народа своего.»

    Я не хотел крови, жертв и страданий народов.

    Знайте! Я уважительно относился ко всем народам!

    В моём государстве было много христиан, перешедших к нам добровольно или попавших в плен.

    Я сосвал специальный съезд в Анди, на котором решили отменить рабство и содержать беглых за счёт казны.

    Мы дали свободу всем!

    Они были вольны принять мусульманство, завести хозяйство и жениться.

    Для тех же, кто хотел исповедовать христианство, я велел построить церковь!

    Вы, к которым я сейчас обращаюсь, должны знать, что тогда, в бурные и жестокие годы, все народы, населяющие Дагестан, были единой семьей.

    Мы не делились по народам и языкам!

    У нас была общая судьба и единые цели!

    Для нас истинным человеком был тот, кто разделял с народом все его тяготы.

    Я считал себя учеником и последователем шейхов Мухаммеда и Яраги, Джамалутдина из Казикумуха и Абдурахмана из Согратля.

    Я завещаю вам, своим потомкам, эту дружбу и это братство!

    Помните! Для Шамиля и его сподвижников не было ничего более святого, чем долг перед Всевышним и своим народом! — Завещание имама Шамиля потомкам

    Последние минуты жизни имама Шамиля

    Имам Шамиль – великая личность в истории человечества. О нем невозможно говорить без употребления эпитетов превосходной степени. Имам Шамиль человек с большой буквы, великий предводитель, полководец, тарикатский шейх, ученый-богослов, политик, идеал для подражания и национальный герой Кавказских народов. Его особенностями были глубокая богобоязненность, справедливость, искренность, любовь к своему народу. Удивительные события, связанные с последними минутами жизни имама Шамиля, открывает нам один исторический документ. Это отрывок из письма Абдурахмана ат-Телетль, который, будучи в Аравии, стал свидетелем смерти имама Шамиля. Письмо было отправлено из Медины в Дагестан неизвестному адресату.

    В наше время оно попало в руки известному арабисту Мухаммад-Хаджи Нурмагомедову, который и перевел его.

    «… В Мекку к нему [Шамилю] пришли большие алимы, мударисы, имамы, проповедники, шейхи. Они пришли к нему в качестве паломников, чтобы увидеть его лицо. Эмир Мекки издал указ, чтобы его почитали. Однажды, когда имам возвращался с вечернего намаза, у ворот, именуемых Бабу-Али, встретился с ним пророк Хизри (мир ему). Иногда, чтобы люди не узнавали его [имама], когда шел на намаз, он переодевался. О его встрече с пророком Хизри (мир ему) ведомо Мухаммад-Амину из Гонода (бывший наиб Шамиля).

    Когда увидел купол мечети Пророка (мир ему и благословение) (имеется ввиду мазар на могиле в форме купола), имам попросил: «Всевышний Аллах, Ты меня соседом этого Твоего Пророка [Мухаммада] умертви».

    Много раз ходил имам на могилу Пророка (мир ему и благословение). К нему он обращался: «Пророк Аллаха, если ты доволен мною, сделай так, чтобы я увидел твое лицо».

    В один прекрасный день, когда он так сидел возле могилы Пророка (мир ему и благословение), ему явился Посланник Аллаха (мир ему и благословение). Оттуда имам возвратился домой дрожащим. После этого его тело стало слабеть. Он умер влюбленным в Аллаха. В это время в Медине жил шейх по имени Сайгид Хусейн. Имам умер, положив голову на его колени.

    Имам Шамиль был человеком, достигшим больших уровней в познании Всевышнего. В тот день, когда он умер, проявилось его чудотворство. В момент, когда его тело опускали в могилу на кладбище Бакия, он заговорил: «Ты будь садом, оберегающим меня, не дающим мне скучать».

    На похороны имама Шамиля пришли большие алимы и другие известные люди города Медины. И джаназа-намаз (погребальный намаз) совершили в Равза, в мечети Пророка (мир ему и благословение). Много людей оплакивало его. Женщины, дети, поднявшись на крыши домов, провожали имама, говорили, что смерть эмира людей газавата большая беда. Перед тем, как отнести тело на кладбище, собралось много народу. Было много желающих, готовых отнести тело Шамиля на кладбище Бакия, ибо от этого хотели получить воздаяние Аллаха. И я есть Абдурахман из Телетля. 1871 год».

    4 комментарии

    Имом Шомил хакида кушимча маълумот олдим. У хазратнинг айтган гаплари хакида биринчи марта укидим. Хуршид ака СИЗга рахмат.

    Молитва Шамиля

    Старшее поколение, наверняка, помнит популярную в свое время не только в Чечне, но и далеко за ее пределами, мелодию так называемой «Молитвы Шамиля» (по другому она называлась “Танец Шамиля”). Музыка эта получила широкое распространение по всей России и даже Европе, куда ее занесли эмигранты из России послереволюционной волны. Как указывают очевидцы, в 20-е годы, после революции, в Европе не было ни одного кафе-шантана или ресторана, где бы она не звучала. Была она весьма популярна и весь советский период. Впрочем, она известна и популярна и сегодня, с той лишь разницей, что ее знают уже не под этим именем, а как мелодию неизвестного автора. Это становится ясным с первых же аккордов мелодии.

    Ее автором является ни кто иной как старший из братьев Магомаевых – Магомед Магомаев (старший брат Абдул-Муслима Магомаева – деда известного советского певца Муслима Магомаева). Так,известный чеченский писатель и общественный деятель Х. Ошаев указывал, что сочинена она Магометом в чеченском ауле Шатой под сильным впечатлением от рассказов стариков на сюжет предания об имаме Шамиле.

    Говорят, однажды войско имама оказалось в окружении, из которого не было надежды выйти. И тогда Шамиль придумал, как поднять дух своих воинов. Он в первую очередь помолился, а затем по его приказу заиграла музыка, и сам имам Шамиль, жестоко преследовавший всякие развлечения, начал искрометный танец. Его танец увлек всех, а в самый разгар пляски был дан приказ к атаке. Соратники Шамиля отчаянно сражались, – и вырвались из окружения. Считается именно поэтому “Молитва Шамиля” состоит из двух частей: первая – грустная и торжественная, вторая – озорного танцевального характера.

    Сама же “Молитва Шамиля” обессмертила имя ее создателя. Вот такой неизгладимый след в народной памяти и истории музыкально-песенного творчества наших народов оставил замечательный музыкант и самодеятельный композитор Магомед Магомаев старший из музыкальной династии Магомаевых…

    23.12.2017 ИА Чеченинфо

    23.12.2017 ИА Чеченинфо

    22.12.2017 ИА Грозный-информ

    23.12.2017 ИА Чеченинфо

    22.12.2017 МВД Чеченской Республики

    23.12.2017 ИА Чеченинфо

    23.12.2017 ИА Чеченинфо

    22.12.2017 ИА Грозный-информ

    24.12.2017 Государственная галерея им. А.А.Кадырова

    Новое в блогах

    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.

    0 оценок, 1040 просмотров Обсудить (0)

    • Регистрация
    • Вход

    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.

    Зарегистрировалось 123 новых макспаркеров. Теперь нас 4958895.

    Последний путь Имама

    “Ветви Шамилёвского древа”

    Кази-Мухаммад чувствовал, что не всё в заверениях Лазарева, правда. Полковник производил впечатление человека, сохранившего понятия совести и чести, но сын Шамиля понимал то, что далеко не всё зависело от него в этот исторический момент. Заинтересованы в сдаче Шамиля были силы куда значительнее, чем те, кто вёл в этот час переговоры при въезде в Гуниб недалеко от дома Мухаммада Кудалинского.

    Однако условия мира, при которых Имам смог бы выехать в Мекку, взяв при этом на Родину Пророка тех, кто пожелает пойти за ним или же при желании остаться в Дагестане со своими преданными людьми, – вселяли в него надежду на благополучный исход дела. Пленения, гибели, а вслед за этим и окончания пути сопротивления – по Воле Всевышнего удастся избежать. И потом вновь продолжить путь к свободе…

    А если русские не выполнят своих обещаний? Что тогда? Лазарев уже был замешан в подкупах наибов, не зря рядом с ним находился Даниял-Бек, перешедший на сторону врагов. Сколько уже было обманов и нарушения договоров.

    «Не возобновляй прошедшего. Что было, то было. Лучше взгляни на настоящее и размысли о последствиях! Знай, что я желаю устроить ваше дело как возможно лучше. Ты не должен смешивать прежних генералов с настоящим главнокомандующим. Этот — наместник Императора. Каждое приказание его — слово и дело самого Императора. Он во всем доверенное лицо его» *

    Эти слова повторились в сознании Кази-Мухаммада. Надо сказать, что слова Лазарева произвели на него впечатление, но он всё же решил, что надо действовать, исходя из ситуации, доверившись Воле Божьей.

    Удел сильных и храбрых людей, в чьём сердце горит огонь благородных воинов, верить в судьбу и в клятвы чести, данные, пусть данные даже твоим врагом. Кази-Мухаммад решил объявить отцу эти условия мира в надежде, что удастся сохранить жизни людей и избежать окончательного поражения после которого, дело Имама погибнет.

    Направляясь к конской стоянке, он окинул взглядом вооружённый русский конвой. Воскликнув: «Бисмилла!» – он вскочил на коня и в окружении своих людей помчался наверх, в Гуниб.

    Чем ближе он был к отцу и чем дальше оставались отряды русских, тем сильнее росла в нём уверенность в том, что Гуниб и его защитники выдержат штурм, а Шамиль отвергнет условия мира.

    Но это была всего лишь надежда, которой не суждено было сбыться. Кази-Мухаммад пытался убедить отца покинуть горы вместе с членами семьи и преданными мюридами ради того, чтобы, исполнив хадж, устроить их в полной безопасности. А дальше после совершения паломничества, испросить у Аллаха дальнейшей судьбы.

    Но проблема состояла в том, что без согласия турецкого султана переход в Мекку был невозможен, и необходимо было продержаться до тех пор, пока послы не передадут его официальное решение. Для этого нужно было ждать месяц, на что царский наместник никогда бы не согласился, так как обстоятельства, сложившиеся в мировой и внутренней политике диктовали свои условия. Более того, князь был возмущён озвученным Кази-Мухаммадом требованием, оставить царского генерала в заложниках у Шамиля до получения подтверждения из Порты.

    После множества обманов со стороны наместников и генералов, Имам опасался заключать новый договор. Выслушивая голоса двух партий своего лагеря, одна из которых призывала биться насмерть, а другая довериться и принять условия мира, – предводитель правоверных решил идти до конца и вновь заглянуть смерти в лицо.

    Обе стороны склонились к войне.

    Кази-Мухаммад унаследовал от отца не только храбрость, но и здравый ум политика и стратега. Полной зрелостью анализа ситуации и мудростью сравниться с ним он, безусловно, не мог, но жизнь и время раскрывали в нём личность неординарную, достойную своего родителя. Внутреннее, стержневое качество души, присущее каждому человеку и не передающееся по наследству – иман (вера, крепость веры), – не был в нём столь могуч, и в этом состояло главное различие отца и сына. Кази-Мухаммад, хоть и верил в судьбу, предписанную Всевышним, всё же, что свойственно многим людям, сомневался в завтрашнем дне. И лишь молитва и духовные силы Имама-отца поддерживали его в сложившихся испытаниях.

    Он сидел напротив Имама и ждал его последнего слова. Русские уже взяли Гуниб. Али-Гаджи Чохский и Юнус были отправлены на переговоры о заключения мира.

    Шамиль читал молитву. Грудь его высоко вздымалась, дыхание учащалось. Это состояние отца было знакомо Гази-Мухаммаду. Он замечал его всякий раз перед боем. В этот момент вошли Юнус и Али-Хаджи, глядя на Имама, они замерли… Тот изготовился к битве; положив оружие рядом с собой, он шептал молитву.

    Передав слова Барятинского о том, что наместник ждёт выхода Шамиля, они, исполнив молитву, покорно замолчали.

    Тревога и неимоверное напряжение овладели чувствами присутствующих. Время потеряло свой счёт. Ход часов уподобился течению бурной реки – неровному и стремительному.

    Как свидетельствует сам Али-Хаджи, – Имам, возвысившись над мыслями, державшими его во власти земного пути, отвечал: «Вы должны сражаться, а не говорить мне, чтобы я шел к главнокомандующему! Я хочу сражаться и умереть в этот день». *

    В это мгновение нервы Кази-Мухаммада не выдержали. Он понимал, что большой шанс был упущен, умрёт и последняя возможность выйти и вывести людей из рук противника. Погибать было рано, и судьба противилась року. Он произнёс роковые и одновременно судьбоносные слова: «Я не хочу сражаться, я выйду к русским; а ты, если хочешь, то дерись!» *

    Тогда сердце Имама ощутило удар и нечеловеческую боль. Страх в речах сына был противен ему. Утешал сон, явившийся ему знамением: видение покойного Джамалудина, который молил отца о мире. Младший сын Имама после того, как был отдан царской стороне в аманаты, был увезен в Санкт-Петербург и воспитывался при дворе Николая I. Жизнь младшего сына великого Имама в России это тема отдельного повествования. Император относился к Джамалудину, как к своему воспитаннику и старался воспитать в нём подлинного друга России. Важно, что в своих письмах к отцу Джамалудин призывал его к миру с Россией. Открыв для себя эту страну во всём её величии и духовном многообразии, он пытался поведать об этом родному отцу.

    Но гордость Шамиля не позволяла ему смириться со словами старшего сына и поддержавшего его Шафи-Мухаммада. Осудив позицию сыновей, он решил предаться Воле Аллаха и выйти навстречу тем, кто бросил ему последний вызов. Потерпев поражение в 35-летней войне, он понял, что терять больше нечего, и даже жестокая казнь не испугает его. До этого он отверг намерение сбросить членов своей семьи в пропасть перед тем, как пойдёт в последний бой. Слишком велика была цена жизни родных и близких людей, а также мирных жителей, которые умоляли его не подвергать их ужасам решающего штурма села.

    “Аллах – творец всего сущего, Он – Покровитель всему. Наивысший Судья. Не бойся никого кроме Аллаха!”.

    Аяты Корана звучали в тот день над землёй, над горами и в сердце Имама и всех его воинов.

    Выйдя из мечети, Имам сел на коня и направился в сторону лагеря наместника. Увидев, вооружённых людей, он и его приближённые схватились за оружие, придержив коней. Видя сложность ситуации, уполномоченный по переговорам полковник Лазарев воскликнул, обращаясь к вождю горцев:

    «Шамиль! Всему миру известно о твоих подвигах и слава их не померкнет; если ты, покоряясь силе судьбы, выйдешь сегодня к Главнокомандующему и передашься великодушию Государя Императора, то спасёшь от гибели тысячу человек, оставшихся в живых и тебе преданных. Заверши свои славные подвиги поступком благоразумия и великодушия».

    …Князь Барятинский предстал перед Шамилём не как грозный и тщеславный победитель горцев, а как равный ему воин, наделённый властью Императора. Белым Царём называл русского государя Шамиль, победу которого, он признал открыто, не изыскивая для себя пощады.

    Словно прозрев, Кази-Мухаммад повторял себе и пришедшему за ними Али-Хаджи: «Я хочу сражаться, пока не убьют меня!»…* «Я хочу сражаться…»

    Тяжёлые мысли и чувства овладели Кази-Мухаммадом. Он испытывал страх за отца и был уверен, что того скоро убьют. Терзаемый муками, отбросив мысли обо всём прочем, он готовился отомстить за него. Ожидая прихода Лазарева с оружием в руках, он получил известие о том, что отец его жив, а семья его в безопасности. После этого он немного успокоился и пришёл в себя. Однако его ждало разочарование; весть о том, что семейству Шамиля надлежит перебираться в лагерь, повергла Кази-Мухаммада в отчаянье. Значит, все обещания были ложью, и путь в Мекку теперь закрыт! Они уже не выпустят Имама из своих рук, та же участь ожидает и нас.

    Лазарев и Даниэль-Бек пытались успокоить его, заверить, что всё будет хорошо и передали письмо от Шамиля.

    «Мир вам, любимые сыновья, жены, дочери, родственники и все остальные люди, преданные мне! Когда я ехал к стану врагов, думал, что меня здесь ждет казнь. Ни страх, ни робость не вселились в мою душу, ибо на этом не кончается наш путь. »*

    Кази-Мухаммад слышал спокойный, уверенный голос отца и чувствовал, как мужество заново овладевает им.

    «. Я только попросил напиться и помолиться в последний раз. – говорил в своём письме Шамиль. – Но к великому удивлению, благодаря милости Аллаха, меня приняли достойно, ни в чем не унизили, а, наоборот, оказали почести.»

    Сын Шамиля прекрасно понимал, что Шамиль шёл на смерть, что сдаваясь в плен, он надеялся только на Милость Всевышнего, так как в милость людей верил слабо. Израненный в боях старый воин, всегда мечтал пасть на пути Аллаха в битве, но вынужден был прекратить войну. Такова есть Воля Всевышнего, – рассудил он и заложил кинжал в ножны…

    Спустя годы Кази-Мухаммад станет фельдмаршалом Османской империи, а другой сын Шамиля Шафи-Мухаммад – полковником царской армии, исполняя каждый своё предназначение в великой драме под названием История.

    Духовный путь Шамиля, его религиозная одарённость и искренняя, огненная вера, незнакомая фанатику, имеет великое значение. Во многом благодаря его подвижничеству на пути следования Накшбандийскомого тариката, удалось сохранить преемственность традиций и передать нити пути следующим поколениям подвижников вплоть до наших времён.

    Мир с Россией явился следствием необходимости не только по причине бессмысленности многолетнего противостояния державе, которая неизмеримо больше по всем меркам. Здесь следует видеть Провиденциальную волю.

    Нельзя обесценивать национально-освободительную борьбу горцев. Кавказ и его народы стали заложниками большой метаисторической борьбы. Она длилась веками. До России были другие империи: Халифат, империя Тамерлана, Каджарский Иран и т.д. И всегда силы народные, объединённые в общей борьбе, оказывали сопротивление противнику грозному, беспощадному, не изыскивая в действиях агрессора, в его экспансии миссионерского значения для себя.

    Невозможно признавать право одного народа на отстаивание своих свобод, отрицая право других. Называть борьбу горцев во главе с Шамилём явлением анти-провиденциальным, значит видеть в целях Провидения отсутствие главного Божественного принципа – Свободы, и права на неё каждого.

    “Я объединил свой народ, чтобы он никогда не был разделён и никогда не знал врагов внутренних. “

    Провидению вряд ли нужны покорённые рабы, лишённые собственного национального самосознания. А борьба Шамиля – это и есть борьба за самосознание. Тот, кто не ценит этого явления, не может и определять его ценность.

    Шамиль есть тот, кто отменил, сломал крепостное право и рабство на Северном Кавказе, тогда как в России оно ещё продолжало существовать. Борьба горцев заставила государство изменить методы покорения Кавказа, заставило государство искать другие пути вовлечения горских обществ в орбиту Империи.

    За время войны сотни тысяч человек погибло среди горского населения. Из-за непрекращающейся войны вырождалась экономика. В этой связи возникают разговоры о деспотии Шамиля, которые, мягко говоря, являются нечестными разговорами. Да, он не давал выродиться людям, их культуре, их независимости, иногда путём жёстких мер. Но это поистине лучше, чем любая западная демократия, жертвой которой, в конце концов, едва не стала сама Россия. Однако критика действий имама не может быть сведена лишь к жестоким и неблагоприятным условиям того времени, происками противников и иными субъективными факторами. Столкнувшись с препятствиями по наведению порядка внутри своих владений, испытав на себе ярость противодействия местных феодальных образований и их правителей, Шамиль не сумел, по причине излишней воинственности движения мюридизма и напора его наиболее активных представителей, найти мирный способ решения многочисленных конфликтов, что привело к кровопролитию и расколу, в частности в Дагестане. В пример здесь можно привести гибель династии ханов Аварии.

    На внутрирегиональных противоречиях, само собой, действовали и противники Имамата. Не секрет, что наместническая администрация стимулировала коррупцию на Кавказе, что устраивало местных князьков в их политике лавирования между царской администрацией и горскими обществами, ради утверждения собственной власти в Дагестане и Чечне. Вследствие подкупов и экономической блокады горских поселений, Шамиль был покинут многими. Эти слова Имама: «я сдался только тогда, когда в горах народ питался травой», – говорят о безысходности дальнейшего сопротивления и целенаправленной линии военной политики на Кавказе по истощению и разрушению экономики государства Шамиля.

    И всё же многое в том, что несла с собой Россия, было положительным, в том числе и для кавказских народов: связь с народами России, как в культурно-экономическом отношении, так и во всех сферах, играла важное значение для Кавказа. И Шамиль, как политик, хорошо понимал это.

    Шамиль и раньше был открыт к переговорам о мире. Однако цена мира у обеих сторон была разная. Когда же срочно понадобился мир, в ход были пущены все средства, от военных до политико-дипломатических и финансовых. Мир на Кавказе являлся стратегически важным для России. Война становилась неприемлемой и невыгодной во всех отношениях. Те, кто её начинал, уже почили в бозе или получили заслуженное воздаяние, другим же приходилось искать иные пути исправления ситуации на Кавказе.

    15 сентября 1859 года в Чугуеве Александр Второй принял Шамиля, обнял и поцеловал его, произнеся : «Я очень рад, что ты наконец в России; жалею, что это случилось не ранее! Ты раскаиваться не будешь. Я тебя устрою и мы будем жить друзьями!»

    Наступил новый этап в судьбе народоводителя-шейха. За время плена и беспрестанных молитв, духовного подвижничества, шейх Шамиль (названный в честь пророка Самуила), освобождал свою «карму» воина, приготовляясь к последнему пути. Наградой за непокорность перед несправедливостью стало временное успокоение его души на земле бывшего противника. Покорность Воле Божьей успокаивала и примиряла его, и выразилась она в обращении к народу, в котором явно ощущение Провиденциальной роли России. Иначе, плену и соглашению со страной, не несущей “печати Божьей на челе”, он предпочёл бы смерть и забвение.

    «. Бедный мой народ, вы вместе со мной искали покоя в войнах, переживая одни несчастья. Оказывается, покой можно найти только в мирной земной жизни и не только здесь, а и там, в горах. В отношении с русскими следуйте моему примеру, ибо их деяния, если поставить на чашу весов справедливости, перетянут больше в сторону добра.

    Бедный раб Шамиль. “

    Обозначив пути родного народа, Шамиль завершал свою миссию на земле.

    Годы в плену стали периодом обретения духовной мудрости вождя. Но ни один день, несмотря на то, что он горячо проникся уважением к России и её государю, не желал он оставаться в этом почётном плену (к тому же, не выдержав калужского климата, умерли его дочь и жена) и постоянно обращался с просьбами к царю, дать ему возможность переехать в святые места, в Мекку. В последние годы жизни Шамиля царь выполнил его просьбу. И Имам навсегда удалился на Родину Пророка, где был принят с любовью и уважением.

    Умер Имам Шамиль в семидесятипятилетнем возрасте и был похоронен в Медине.

    Предание гласит: когда он последний раз молился у могилы Пророка в Медине, явился ему облик Мухаммада и говорил с ним ясной речью, и позволил поцеловать ему руку.

    Вернувшись домой просветлённым и взволнованным, он поведал о произошедшем своим жёнам, после чего погрузился в безмятежность. 4 февраля 1871 года на 75-м году жизни Имам Шамиль завершил свой земной путь.

    ссылки на исторические хроники:

    Теги события:

    Поделиться

    Шахман

  • 4 февраля 2015 в 12:53 Оценить комментарий:

    Прошу прощения, день земного рождения Шамиля приходится на 26 июня [7 июля] 1797.

    Но тут смысловая ошибка, видимо, – 4 февраля день его нового рождения. день духовного обновления, а потому ещё является днём его памяти.

    Жежерун

    4 февраля 2015 в 21:30 Оценить комментарий:

    «. Бедный мой народ, вы вместе со мной искали покоя в войнах, переживая одни несчастья. Оказывается, покой можно найти только в мирной земной жизни и не только здесь, а и там, в горах. В отношении с русскими следуйте моему примеру, ибо их деяния, если поставить на чашу весов справедливости, перетянут больше в сторону добра.

    Бедный раб Шамиль. "

    В этих словах – великая мудрость. И сказавший их достоин доброй памяти!

    Шахман

    4 февраля 2015 в 21:51 Оценить комментарий:

    Согласен, Ирина, ещё потому что этот человек даже в ссылке, в плену не боялся ничего, кроме Воли Божьей, как и на войне. Он не мог жить неискренне, иначе не был бы тем, кем он был. И несмотря на геополитический конфликт Турции и России, следует отметить с уважением, что слова турецкого султана Шамилю, когда он встретил его у себя во дворце, были обращены к нему, как к отцу. Он увидел сорок тяжёлых боевых ран Шамиля.

    Оценка 3.3 проголосовавших: 22
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here