Молитва если человек на грани жизни

Постараемся детально ответить на вопрос: молитва если человек на грани жизни на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

На грани жизни и смерти

На грани жизни и смерти

Галина не должна была выходить замуж, потому что разрешения сверху не было. Ей голос тогда сказал: «За все платить будешь», и она заплатила – операциями, муж умер. Женщина посвятила себя людям. Был период, когда она в день принимала от 60 до 100 человек. Шел конвейер, экстрасенс себя не жалела. На расстоянии видела порчу, находила потерянные документы, телефоны, украшения. И не важно, где находится Галина, у каждого предмета есть свой энергетический запах, который чувствует эта женщина.

Однажды брат Галины спас ее от смерти. У нее после операции были безумные боли, она кричала. Врачи не могли понять почему. Брат Галины изучал парапсихологию и в течение 5 дней убрал всю боль, наполняя сестру фиолетовой энергетикой. Он говорил:

– Гала, сколько наполняю, как будто в бездну.

Операция была на кишечнике, у нее был полип, и она это сама увидела. Произошло все случайно, женщина ехала в автобусе, посмотрела на живот, а у нее написано – рак. У Галины есть такая способность, она видит, как пишут на стене, над человеком, иногда бывает прописью, иногда печатными буквами. Она увидела, как печатными буквами было написано – рак. Это произошло как раз после смерти мужа. Женщина стала плохо есть, когда пришла в больницу, попросила проверить кишечник. Врачи ничего не нашли. Через 5 месяцев полип закрыл 1/3 кишечника. Когда Галину увезли в больницу, она сказала доктору, что может умереть, и попросила определенный антибиотик, чтобы убить инфекцию. Женщина выжила, но после операции у нее началась аэробная инфекция.

«Я никогда не пахну, запаха нет, а тут я от тела почувствовала запах гнили. Я говорю, я гнию. Это не видно было, а внутри пошло нагноение».

Через 5 дней ей сделали вторую операцию. Галина во сне видела раввина, который ей сказал, что она выживет.

Когда у людей есть какие-то определенные заболевания, экстрасенс видит, как написано словами, какой орган нуждается в помощи.

Галина очень хорошо лечила руками, но она не считает себя лекарем, ее секрет состоит в том, что у нее очень много любви к Богу. Когда она дотрагивалась до больного места человека – все проходило. К ней обращаются люди с разными проблемами, и все ждут от нее помощи. Галина возвращает детей, жен, мужей, лечит от различных заболеваний. Когда экстрасенс заряжает воду, то вкладывает туда любовь; и те люди, которые потом употребляют эту воду, признаются, что вода меняет вкусовые качества, а они становятся добрее к окружающим и тем самым налаживают утраченные контакты с близкими. Такими же способностями, как у Галины, обладает ее двоюродная сестра, племянники, дети. Дочь хорошо рисует, пишет стихи, а сын Иса прекрасно лепит, и он заранее чувствует, что будет, и если он хочет, чтоб изменилась ситуация, он пишет на мобильном телефоне желание, и оно исполняется.

У каждого человека есть информационное поле, оно открытое или закрытое. Если человек верующий, чистый, ведет правильный образ жизни, то у него поле открытое. Галина очень хорошо дистанционно помогает иностранцам. Однажды ей позвонил один молодой человек из Баку, который хотел продать землю, женщина ему помогла, но только через 1,5–2 месяца пошло воздействие на расстоянии. Для Галины – максимум это 2 месяца. По истечении 2-х месяцев приходил человек, чтобы купить эту землю, его не устроила цена, но уже пошли покупатели.

Похожие главы из других книг

Тайна жизни и смерти

Тайна жизни и смерти

Две грани жизни

Две грани жизни Жизнь имеет две грани: жизнь и смерть.Жизнь есть уравновешенность , она же – смелость . Смерть есть неуравновешенность , она же – страх .Не испытывай человек страха меня не любят , мы были бы смелыми и прожили бы с тем же самым телом как минимум втрое дольше,

Глава 10 Состояние «смерти» при жизни

Глава 10 Состояние «смерти» при жизни

О праве жизни и смерти

О праве жизни и смерти Когда же, совлеченный сего славного состояния, повержен был в состояние натуры, от которого произошло состояние общежительства, и скоро потом и состояние повреждения; тогда стал он быть в новом союзе вещей, где угрожали ему, и он должен был

О жизни и смерти

О жизни и смерти Жизнь каждого человека подчинена какой-либо доминирующей идее, отходящей, словно ветвь, от основного ствола Главной Доминанты — жизни и смерти. Но мы живем так, как будто бессмертны. В то же время мы с первого дня своего рождения постоянно умираем. Смерть

Ловушка Смерти и Танец Смерти в движении твоей жизни

Ловушка Смерти и Танец Смерти в движении твоей жизни (Размышления после просмотра фильма «Схватка»)Когда ты начинаешь чувствовать смерть, то неизбежно начинаешь меняться. Странным образом, она начинает забирать все, что тяготит твое сознание. В Магии это

О жизни и смерти

О жизни и смерти С точки зрения авторов книги, « жизнь – это взаимообусловленная совокупность бесконечно разнообразных форм движения материи, энергии, информации, реализуемая во Вселенной под управлением и контролем сознания при помощи времени и пространства как

От смерти к жизни

От смерти к жизни

Тибетский ламаизм о жизни и смерти

Тибетский ламаизм о жизни и смерти В

ВЛАДЫЧИЦА ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Псевдорелигии: Страх Жизни и Смерти

Псевдорелигии: Страх Жизни и Смерти Любимый Ошо,В других религиях о смерти почти ничего не говорят, а если и говорят, то с опаской и страхом. В Твоей религии о смерти говорят открыто и бесстрашно. Важно ли это?Это очень важно. Отношение к смерти отличает истинную религию от

МЕДИТАЦИЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

МЕДИТАЦИЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ Ночью, перед тем, как уснете, выполните эту 15-минутную медитацию. Это — медитация смерти. Ложитесь и расслабтесь. Чувствуйте, будто умираете и что не можете двигать телом, потому, что мертвы. Создайте ощущение, что вы исчезаете из тела. Занимайтесь

10. ДИАЛЕКТИКА ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Отношение к жизни и смерти

Отношение к жизни и смерти Отношение к смерти в карма-йоге выражается такой метафорой:Неудержимо приближение смерти, словно прилив океана. Одни, слепцы, не замечая опасности, собирают на берегу ракушки и крабов, всё более углубляясь в пустыню моря, сами идут навстречу

ДЕЛО ЖИЗНИ И СМЕРТИ

ДЕЛО ЖИЗНИ И СМЕРТИ Несмотря на широко распространенное мнение, будто масонство представляет собой международное Братство, использующее свою силу и влияние для поддержки своих членов, в реальности это не более единая организация, чем христианская церковь или

О перспективах жизни после смерти

О перспективах жизни после смерти Чем дольше я живу, тем короче кажется мне земная жизнь. Мои младшие дети заканчивают среднюю школу. Неужели мы только вчера носили крошечных близнецов в рюкзачках? По правде говоря, по сравнению с вечностью жизнь кажется просто химерой.

Чтобы захотеть спастись, надо понять, что погибаешь

Спасение — единение с Богом в вечной жизни — самое важное, к чему нас призывает Церковь. Это то, к чему должен стремиться каждый христианин — получить добрый ответ на Страшном Суде. О спасении просим мы в утренних и вечерних молитвах и когда приступаем к Таинствам. В последовании ко Святому Причащению есть такие слова: «Благо есть полагати во Господе упование спасения моего». Но так ли крепко наше упование? Так ли часто мы задумываемся о нашем спасении, как оно того заслуживает? Об этом наш разговор с игуменом Нектарием (Морозовым).

— Действительно, для того, чтобы человек мог по-настоящему молиться о своем спасении, он должен сначала увериться в том, что он погибает. Чтобы это ощущение собственной погибели — не здесь, на земле, вследствие каких-то временных бедствий и несчастий, а, что гораздо страшнее, в вечности — стало состоянием его сердца.

В стихотворении убиенного иеромонаха Василия (Рослякова) — в переложении одного из псалмов — есть такие слова: «Подскажи мне, Владыка, кончину мою, приоткрой и число уготованных дней, может, я устрашусь оттого, что живу, и никто не осилит боязни моей».

Это самое главное — чтобы человек устрашился оттого, что живет в погибели, в смерти, в отчуждении от Бога, и чтобы этот страх — навсегда оказаться чужим для Бога — помог ему преодолеть все те соблазны и искушения, которыми он в течение жизни соблазняется и искушается.

— Для человека естественно бояться смерти, потому что он знает, что это такое. Когда он теряет близких, видит, как тот, кто только что ходил, говорил, что-то делал, лежит бездыханным, то невольно примеряет уход из жизни на себя, и его сердце сжимается от страха. Но мало кто из нас понимает, что такое смерть вечная, что такое смерть духовная.

Когда мы поем пасхальный тропарь «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ», кто-то может спросить: «Как же так? Христос победил смерть, а мы умираем? Где эта победа?». Просто не все понимают, что смерть — это не переход человека из одного состояния бытия в другое. Смерть — это когда умирает душа.

Есть временная смерть — уже в этой жизни, когда душа отягощена грехами, умерщвлена ими, а есть вечная смерть, когда душа обречена на пребывание без Бога в вечности. Вот от этой смерти Господь нас и спас. Именно ее Он попрал Своей смертью, открыв для нас возможность вновь быть с Ним. И раз за разом Господь воскрешает нас через наше покаяние. То есть наше спасение — это спасение не просто от смерти, а от жизни без Бога.

Естественно, что понять это может только тот, кто имеет хотя бы небольшой опыт жизни с Богом. Вот пришел человек в храм, ощутил благодать, которую Господь дает новоначальным, когда Он буквально как ребенка берет человека и ведет его. Затем Он отпускает его идти самостоятельно, и тут наступает некое охлаждение, потому что потребовались какие-то труды от самого человека, а он к ним оказался не готов. Потом человек падает, совершает какой-то грех, более или менее тяжелый, который отлучает его от Бога. Тогда-то он и узнает, что такое жизнь и что такое смерть, потому что может сравнить жизнь с Богом, которую хотя бы в самой малой мере ощутил, и жизнь без Бога в состоянии греха. И тот ужас, который он в это время испытывает, и подсказывает ему, что такое смерть души. В этом состоянии человек, если он не впадает в нерадение и не приходит постепенно в состояние нечувствия, начинает понимать, о чем он молится, когда просит о спасении.

Бывает так, что это понимание человеку не то чтобы дается, а постепенно приоткрывается через какие-то события. Когда человек боится смерти, болезни, находится в скорбных обстоятельствах, он немного отрезвляется, отвлекается от тех прелестей, которые есть во внешнем мире. Как говорит преподобный Иоанн Лествичник: «Как вода стесняемая поднимается вверх, так и душа, угнетенная бедами, покаянием восходит к Богу и спасается».

— Святитель Феофан Затворник перед тем, как начать молиться Богу, читать утренние или вечерние молитвы, в которых содержатся самые главные прошения о том, что нам необходимо, советовал сначала вспомнить о Том, к Кому ты обращаешься, и потом понять, о чем ты просишь. И многие наставники молитвы Иисусовой говорили, что перед тем, как притекать к ней, нужно поставить себя перед лицом Божиим, а потом задуматься, в каком состоянии мы находимся. Ведь когда мы открываем Евангелие и читаем то, что заповедовал нам Господь, если мы честны перед самими собой, то мы не можем не понять: ничего доброго нас по тому, как мы живем, не ожидает. И мы должны ощутить всем сердцем, что по своим делам, по своим мыслям и чувствам, по всему тому, что в нас есть, мы не заслуживаем спасения. Есть только милость Божия, и кроме нее нам надеяться не на что.

Участь наша не решена. Поэтому нужно, молясь, поставить себя пред судом Божиим и понимать, что ответ на слова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного» может быть «Помилую», а может быть и «Не помилую». И нужно не только молиться, но и жить в ожидании этого ответа.

— То есть мы должны постоянно думать о спасении?

— В книге современного греческого писателя архимандрита Херувима (Карабеласа) «Ностальгические записки из удела Божией Матери» есть рассказ об одном святогорском монахе, который был занят только одним вопросом, и кого бы ни встречал на своем пути, подходил ко всем и с болью спрашивал: «Как ты думаешь, мы спасемся?». И если в его сердце появлялась надежда на спасение, он бывал более радостен и весел, чем обычно, а когда эта надежда исчезала, он совершенно погружался в скорбь.

— Безусловно, это самый главный вопрос. Когда человек находится на грани жизни и смерти, что для него самое важное? А ведь мы находимся на грани между вечной жизнью и вечной смертью. И непонятно, по какую сторону этой грани мы окажемся… Вся наша жизнь как раз и зависит от того, становится ли этот вопрос для нас самым важным. Потому что каждое решение, которое мы принимаем, каждый выбор, который мы делаем, будет обусловлен отношением к этому вопросу.

— Евангелие — это та книга, которая рассказывает нам, что нужно сделать, чтобы обрести спасение?

— Евангельские заповеди сообщают нам о том, о чем знает, но нередко молчит наша совесть. Потому что нет ни одной заповеди, которую бы здоровая, до конца не убитая грехом человеческая совесть не воспринимала как что-то свое. Бывает так, что человек, никогда ранее не читавший Евангелия, открывает его и понимает, что все это он давно знает и давно слышал, настолько это естественно для человеческой души. И какими бы испорченными мы ни были, где-то в глубине нашей души живет то, что мы находим в Евангелии, живет само Слово Божие. А Слово Божие — это Сам Господь.

Если мы начинаем исполнять евангельские заповеди, мы не только облегчаем свою душу, очищаем ее от страстей, но, самое главное,— мы учимся любить Христа. Мы обретаем тот дар любви к Богу, который нам так необходим, который и является для нас подлинным спасением. Все наши труды и усилия направлены на то, чтобы научиться Его любить, точнее — откликнуться любовью на Его любовь. Мы должны не говорить о своей любви к Богу, а доказывать ее делами, подтверждать всей своей жизнью. И Евангелие дает нам ответ, как это можно сделать.

Почему не спасаются теплохладные и почему спасаются грешники, которые раз за разом падают, но поднимаются и в покаянии раздирают душу в клочья? Потому что они прибегают ко Христу, без Которого не могут жить и Которого любят всем сердцем.

— С одной стороны, спасаться легко, потому что мы знаем, что для этого нужно делать, а с другой стороны — очень тяжело, потому что по-настоящему любить кого-то, кроме себя, трудно.

Хотя, разумеется, существуют естественные причины, которые обуславливают затруднительность пути ко спасению,— это состояние падшей человеческой природы. Это как если бы мы получили некий сад, который весь зарос сорняками. Мы их выдергиваем, но сама почва такова, что постоянно будет эти сорняки плодить. Кто-то непрестанно трудится, выкорчевывая эти сорняки, кто-то начинает унывать, потому что приходится постоянно делать одно и то же, а кто-то от малодушия в какой-то момент начинает заниматься более приятным делом.

Есть и другая трудность… В деле спасения не нужно преодолевать никаких расстояний, внешних препятствий, не нужно бороться с людьми. Нужно бороться всего лишь с одним человеком, который стоит у нас на пути,— с самим собой. Если мы идем к Богу и нам кажется, что мы на чем-то споткнулись и во что-то уперлись, то это значит, что мы уперлись в самих себя. Происходит некое раздвоение, разрыв между тем, что в Священном Писании называется ветхим и новым человеком. При этом наша воля склоняется то на сторону ветхого человека, то на сторону нового. И тот, к которому она склоняется, становится сильнее. Поэтому в этой борьбе то один берет верх, то второй, то один воскресает, а второй угасает, то наоборот. Кого мы в итоге поддержим — тот и победит.

— Можем ли мы думать о том, что нас ждет в вечной жизни, представлять себе, что такое рай и ад?

— Представлять себе вечную жизнь в образах, предаваться мечтаниям о ней наставники аскетического делания категорически запрещают, потому что враг может увлечь человека фантазиями, и если человек достаточно впечатлительный, то он легко может впасть в то состояние, которое называется прелестью, и повредиться рассудком.

Мы не знаем, что такое рай и ад, мы не представляем, как они выглядят, потому что реальность иной, вечной жизни настолько не похожа на нашу реальность, что о ней невозможно рассказать известными нам словами. Даже те святые, которым Господь даровал опыт пребывания в райских обителях, если и употребляли какие-то земные образы и сравнения, понятные и знакомые для нас, то делали это только для нашего наставления и назидания.

При всем своем красноречии апостол Павел не мог сказать иначе, чем: Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9). Это то, что ощутило его сердце и что он даже не попытался передать словами. Как говорит преподобный Исаак Сирин, слова — орудия сего века, молчание же — таинство века будущего. То, что ожидает нас в грядущем, словами не выражается.

— Должны ли мы думать о спасении других, или нас должна волновать только собственная участь? Что делать, если наши близкие не задумываются о спасении, не стремятся к нему? Будет ли для нас раем место, где не будет тех, кого мы любим?

— Поскольку мы сейчас находимся не в той жизни, в которой больше ни о ком не сможем думать, кроме Бога, потому что только к Нему будет устремлено тогда наше сердце, а в этой жизни, то если мы кого-то любим, как мы можем о нем не думать? Наше сердце не может не болеть о близких нам людях. Если бы четыре друга не переживали о своем несчастном расслабленном товарище, они бы не принесли его ко Христу (см.: Мк. 2, 3–5). И если бы их сердце не болело о нем, Господь бы его не исцелил. Потому что, как учат нас святые отцы, Он исцелил его ради их веры.

Порой Господь не совершает видимых, зримых, ощутимых чудес в отношении наших близких именно по той причине, что мы унываем, отчаиваемся, наше сердце становится бесчувственным. Но, как говорит святитель Феофан Затворник, Бог ищет любого повода, чтобы помиловать человека, даже если тот отчаивается в своем спасении.

В той, вечной, жизни, по слову апостола, мы не будем задавать вопросов, которые нас обычно волнуют. Так, когда Иов страдал и бесконечно задавался вопросами: «Почему Господь меня оставил? Почему я страдаю?», а его друзья давали ему благочестивые объяснения, которые его не удовлетворяли, Господь явился ему, и в сердце Иова не осталось вопросов. Господь Сам стал ответом на все вопросы (см.: Иов, 38–42).

То же самое произойдет с теми, кто сподобится участи спасенных. В тот день Господь отрет всякую слезу с лица людей. И среди великой радости не останется места скорби.

— Существует такое мнение, что атеисты творят добро просто так, а верующие — в надежде на спасение. Можно ли спастись, совершая добрые дела, но не веря при этом в Бога?

— Надо еще разобраться в том, ради чего мы совершаем те или иные добрые поступки. Многие наши поступки питаются гордостью и тщеславием, мы делаем что-то, чтобы проявить себя. А перед Богом настоящую цену имеет только то, что человек делает ради Христа, а не ради достижения каких-то суетных целей.

Если человек чувствует то же, что чувствовал Христос, когда видел страдающих, недужных и бесноватых или когда плакал о судьбе Иерусалима и живущих в нем, если его сердце хотя бы еще только начинает чувствовать то же самое, то он мимо Христа пройти не сможет. Потому что на земле не было человека лучше, чем Иисус Христос, а подобное тянется к подобному.

Что происходило с теми мытарями, блудницами, разбойниками и грешниками, которые встречали на своем пути Христа, все бросали и шли за Ним? Что они видели в Нем такого, что заставляло их оставить прежнюю жизнь? Ведь они шли за Ним не из-за чудес, не в надежде получить какие-то земные блага. Святитель Николай Сербский говорит, что встреча со Христом пробуждала в них то, что было родственно Христу, то, что оставалось еще в них хорошего.

Но Вы спрашиваете, можно ли спастись, совершая добрые дела и не имея при этом веры. А я спрошу по-другому: а что человеку, о котором его дела говорят, что он человек хороший, мешает прийти ко Христу? Что стоит между ним и Христом? Господь говорит о Себе как о камне (см.: Мф. 21, 42–44) — том камне, столкновение с которым сразу проявляет, что в человеке, какой он на самом деле. Не может человек, по-настоящему хороший, отвергнуть Христа, а если отвергает, то что-то в нем на самом деле не хорошо. И еще. Что такое спасение? В чем оно заключается? Не в сумме добрых дел и качеств, а в единении со Христом. Он есть наша жизнь и наше спасение. И отсюда вопрос: разве можно спастись, от спасения отказавшись? Ведь и спасение, и гибель — наш выбор, реализация самого великого и одновременно самого страшного дара, которым наделил нас Господь,— свободы.

— Многие считают, что если уж блудницы, мытари и разбойники спаслись, то мы тоже спасемся, ведь мы не хуже их…

— Существует и такое мнение, что спасение — скучное, неинтересное занятие.

— Так может показаться из-за того, что содевание нашего спасения порой состоит не из каких-то ярких, красивых подвигов, а из повседневного труда, верности и преданности Богу. Из того, чтобы не съесть котлету в постный день, проявив тем самым полное безволие и безразличие к установлению Церкви, чтобы кого-то не осудить, чтобы встать утром и помолиться. Но из таких «мелочей» состоит только внешняя сторона спасения. Внутреннее наполнение не может быть скучным и неинтересным. Напротив, скучно и неинтересно все, что происходит с человеком тут. Вот он встал, почистил зубы, съел что-нибудь вкусное, а потом подумал: я и вчера это делал, и сегодня делаю, и завтра буду делать то же самое. И нельзя сделать ничего такого, что бы имело вечное измерение.

Спортсмен стремится к высокому результату, достигает его и становится… инвалидом. Чиновник хочет стать видным политическим деятелем, добивается своего, а потом о нем все забывают… Есть только одно, что спустя и годы, и века остается с человеком,— это Бог, благодать, которую человек стяжает в своем сердце. Ведь стяжание Духа Святого было целью не только преподобного Серафима Саровского, и не для него лишь одного цель эта оказалась достижимой.

Скучным и неинтересным «процесс спасения» может показаться лишь тому, кто смотрит на все его составляющие без Бога. Если же Господь входит в жизнь человека, точнее — если человек сам, по собственной воле впускает Бога в нее и не противится Ему, то в ней не остается ничего скучного, ничего неинтересного. Господь заполняет ее без остатка.

— Если попытаться вывести краткую формулу спасения, то какой она будет?

— Такая формула, как я уже сказал, существует: спасение — это Сам Господь. Мы знаем, что Он любит нас. Нам нужно только ответить любовью на Его любовь.

Оценка 3.3 проголосовавших: 22
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here