Меч обоюдоострый молитва

Постараемся детально ответить на вопрос: меч обоюдоострый молитва на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

Название книги

Меч обоюдоострый

Рождественский Архиепископ Никон

Об апокрифической молитве и легкоспасенцах

Всколыхнулась русская жизнь и с самого дна ее выходят на поверхность такие ужасные явления, как хулиганство, разврат в его самых отвратительных формах, бессовестность в житейских, да и не в одних житейских, а и в общественных, и в политических отношениях. Но рядом с этими мутными отстоями «дна» русской жизни заметны явления и иного порядка: чувствуются тоскливые отголоски как будто пробуждающейся совести, слышится как будто вздох кающейся души. Но вот горе: и эти отголоски, эти вздохи души народной, надо сознаться в этом, раньше нас, пастырей, подслушал кто-то, кому нужно самое покаянное чувство народное направить на ложный путь и чрез то обмануть кающихся. Недавно я писал в своих «Дневниках», как враги Церкви подметили в среде нашей интеллигенции некоторую склонность к так называемому мистицизму и стараются направить эти проблески духовного пробуждения в сторону разных мистических лжеучений. Теперь множество писем, мною получаемых, побуждают меня обратить внимание моих читателей, особенно же пастырей, на другое явление, замечаемое в низших классах народа. Впрочем, те, кому это нужно, не стесняются обращаться и к интеллигентным лицам со своими непрошеными советами. Беру одно из более характерных писем по сему поводу:

«Меня одолевает сомнение и беспокойство. Получила я прилагаемое письмо, с приглашением переписать девять раз и разослать девяти лицам молитву, тут же помещенную. Это не в первый раз. Несколько лет назад так же точно рассылалась, но только с требованием семи списков, другая молитва, в которой несколько раз упоминалась кровь. правда, с прибавлением слов: святая Христова кровь. Ради этой крови просили спасения и благословения. Сколько мне помнится, тогда чуть ли не С. Синод заявил о ненадобности и даже вреде подобных анонимных, тайных почтовых пропаганд молитв, неведомо кем выдуманных. Теперешняя молитва гораздо короче. В ней, по-видимому, нет ничего предосудительного, но мне она кажется почему-то подозрительной. Во-первых, число девять — число масонское. Во-вторых, упоминание о всем человечестве пахнет интернационализмом, не вяжущимся с простым благочестием. В-третьих, какое-то внутреннее чувство подсказывает, что есть тайный смысл в словах, по-видимому благочестивых. Боюсь, не скрывается ли богохульство под видом молитвы. Конечно, Господь не осудит согрешившего по неведению. Не боюсь я и обещанных за неисполнение переписки злополучий. Господь прибежище мое: кого убоюся? Но, быть может, следовало бы предупредить малых сих, не умеющих думать собственными мыслями. Может быть, духовный авторитет нужен в данном случае, как и духовное знание. Вот почему и смею беспокоить вас, владыко. Посылаю вам оригинал, полученный мною. Может быть, найдете нужным написать предупреждение и совет — не поддаваться подобным приглашениям, позади которых мне почему-то ясно чувствуется масонская интрига. Быть может, желание заставить богохульствовать самих верующих православных людей. Злобное жидовство очень способно на подобную мысль. Быть может, тут и еще цель: узнать, кто и насколько способен поддаваться внушению. Словом, прошу вашего совета и указания и остаюсь. »

Следует подпись и адрес.

А вот и приложенное письмо:

«М. Г. Посылаю вам молитву, которая должна обойти кругом света. Перепишите и увидите, что случится чудо. Сказано: кто эти молитвы перепишет в течение двух дней 9-ти лицам, тот будет избавлен от зла и на 4-й день получит радость, а кто оставит без внимания, того постигнет несчастье. Не подписывайте своего имени, а только обозначьте число, когда получено письмо. Не прерывайте эту молитву, посылая которую девяти лицам, напишите все, что пишу вам. Я получила 25 января и отправила 26 января 1913 г.» Затем следует молитва, которую привожу как образчик чисто сектантского мышления:

«О Господи! Я молю Тебя: благослови меня и все человечество, избави от зла и дай нам пребывать с Тобою. Аминь».

А если выкинуть фарисейское «я молю Тебя», совсем не нужное в столь краткой молитве, то молитва будет еще короче.

О чем же просит молитва?

«Благослови меня и все человечество».

Великое дело — Божие благословение, но православная молитва прежде всего просит помилования, ибо тогда Божие благословение придет само собою. Автор как будто «все человечество» уже считает помилованным. А покаялось ли оно. Не слышится в этой молитве духа покаянного. И что разумеет автор под словом: «все человечество?» Ужели он дерзает просить благословения Божия всем еретикам, безбожникам и богохульникам? Всем тем, которые отвращаются от Божия благословения, бегут от лица Божия, погибая в богоненавистничестве? Но не оскорбление ли Богу такая молитва? И простой иерей не благословит того, кто издевается над Божиим благословением. А что за выражение: «дай нам пребывать с Тобою»? Как понимать его? Господь Вездесущ, значит не о том речь. О чем же? Это — секрет автора, самочинно сочиняющего молитвы для «всего света».

Но весь вред распространения подобных молитв не в словах самой молитвы, а в том наказе, каким она сопровождается. В этом наказе — и суеверие, и даже богохульство. Неведомый писака-сектант обязывает получившего его молитву сейчас же, в течение непременно двух дней, написать девять копий молитвы и разослать девяти лицам, да еще смеет пророчествовать и угрожать: если исполните его приказ, то на 4-й, — непременно на четвертый почему-то день — «получите радость, а кто оставит без внимания, того постигнет, видите ли, несчастие». Это уж, как говорится, слишком. заврался г. автор! Откуда он заручился такою властию — давать счастье или нагонять на людей несчастье одним своим полуграмотным посланием? И конечно, многие православные получили эту апокрифическую молитву и не обратили на нее ни малейшего внимания; я получил их с десяток и с негодованием на автора за его наказ разорвал и бросил в корзину, и, милостию Божией, все мы целы и невредимы, и никаких несчастий с нами не случилось. Да и не могло случиться, ибо мы веруем, что Господь милостивее автора молитвы и не станет, по его предписанию, раздавать счастье или карать нас за неисполнение его приказа, притом еще отзывающегося, как замечено в вышеприведенном письме, масонщиной — несчастьями. Справедливо говорит один пастырь в «Колоколе», что «этот наказ делает молитву заговором», превращает рассылку ее в посев кощунственного суеверия, в пропаганду колдовского причитания, хотя она упоминает и имя Божие. Вспомните Златоуста: он внушал «бежати и отвращатися волшебников, хотя бы они призывали и Святую Троицу, и угодников Божиих, и знаменовались крестным знамением» («Требник»). Есть элемент волшебства, чаровничества в этом призывании счастья на рассылающего молитву и несчастья — на ослушников. «Я послал молитву — и Бог обязан дать мне счастье, не может отказать мне в даровании великой радости, пусть я по делам по моим, по чувствам и расположениям заслуживал бы бичей и скорпионов». Разве это не кощунственная надежда? Христос Господь научил нас молиться Отцу Небесному, дабы на небе и на земле творилось все по Его премудрой и справедливой воле. А теперь неведомый миру изобретатель хочет связать волю Божию немудрым актом рассылки молитвы и назначить Богу даже и срок для исполнения надежды. Какое безумие! Какое страшное кощунство и богохульство.

Следует отметить, как это уклонение от креста, от подвига, так сказать — просачивается в нашу церковную жизнь.

Покойный о. Иоанн Кронштадтский, сам величайший подвижник крестоношения и внутреннего духовного подвига, нередко советовал своим духовным детям чаще причащаться Св. Христовых Тайн. Само собою разумеется, это должно быть совершаемо с должным приготовлением, с великим благоговением и согласно с установленными Церковию правилами. Среди его духовных детей нашлись такие, которые приняли к сердцу его совет. Всем верующим известно, что святейшее Таинство Евхаристии доставляет причастникам, благоговейно к нему приступающим, великое духовное утешение. Естественно, что не могли не испытывать сего утешения и упомянутые духовные чада о. Иоанна. И они стали чаще обычного приступать к святейшему таинству. Но немощи человеческие сказались и в них: мало-помалу они стали остывать в принятом на себя не по силе подвиге, все свое внимание лишь устремляя на то утешение, какое доставляло им причащение Св. Тайн и, не внимая своему недостоинству, начали все дело спасения своего поставлять единственно в самом причащении, приступая к нему без должного, посильного приготовления. Заповедь подвига, крестоношения, борьбы с собою, смиренного очищения совести в слезном покаянии — все это отошло сначала на второй план, а потом и забываться стало. Явилась секта, сначала, может быть, не столь заметная, а потом, вследствие, как думаю, особых, известных из учения святоотеческого, условий психофизиологических, о коих теперь говорить не место, секта приняла характер хлыстовщины и, вероятно, в своем развитии превратится в таковую.

То и дело слышишь и читаешь, что в разных уголках православной России появляются секты: в Бессарабии — иннокентиевщина, в Вологодской епархии — степановщина, в Харьковской тоже — от имени другого Стефана, в Киевской еще не исчезли следы малеванщины. В самой столице есть проходимцы, увлекающие своим ложным благочестием даже людей интеллигентных, не говорю уже о пресловутой чуриковщине. Казалось бы уже одно то, что какой-нибудь мужик, назвавшись странником, отростив себе волоса, явился, неведомо зачем, в столицу бродить по улицам, иногда босой, без шапки, с громадною палкой — уже одно это должно было бы предостеречь каждого, понимающего христианскую жизнь, от знакомства с таким загадочным человеком: думать, что в наш век много избранников Божиих, несущих подвиг юродства ради Христа, нельзя: истинных юродивых и всегда было немного: греческая Церковь в числе святых чтит только Симеона да Исидору Египетскую, — Андрей уже славянин, а русская Церковь имеет в своих святцах сих подвижников не больше трех-четырех десятков. А между тем странных людей немало бродит в столице, и говорят, дела у них идут не дурно. Свои дома имеют! И тем не менее — к таким проходимцам льнут не только простые люди, но и из общества. Что же влечет к ним? Думаю — желание получить наставление, как душу спасти — полегче. Вот тут-то и попадают сии ищущие спасения в сети хлыстовщины и подобных лжеучений.

Нет надобности говорить, что разные Редстоки, Пашковы, а в последнее время — Фетлеры находят себе многих последователей в среде якобы ищущих спасения. Благо же теперь в моде всякие свободы — до свободы духовного самоубийства включительно. А увлечение проповедями таких лжеучителей и есть, в сущности, самое настоящее духовное самоубийство.

Повторяю: опасность в том, что это стремление к легкоспасенству подмечено врагами Церкви; ему покровительствует и печать и интеллигенция; к нему снисходительно относится даже и наше пастырство. Не будем греха таить: сами будучи немощны, мы всегда готовы снизойти и другим в таких предметах, в коих не только не имеем права делать уступки, но и долгом обязаны беспощадно обличать заблуждение, дабы оградить чистоту самого идеала жизни православной, каким он предан нам св. материю нашей — Церковию.

Драгоценные истины. Рик Реннер

У вас есть обоюдоострый меч!

2. Когда Бог говорит вам rhema, размышляете ли вы над этим словом, провозглашаете ли его? Или вы забываете произносить вслух это живое слово, поэтому оно остаётся бессильным и бездейственным?

3. Что происходит, когда вы начинаете говорить то же самое, что сказал вам Бог?

Меч обоюдоострый или меч двуязычный

«Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр.4:12)

В этом стихе в оригинале использовано слово «дистомтос», состоящее из приставки «ди» — двойной и корня «стомос», переводимого как рот, язык. Отсюда, конечно и всем известная стоматология. Таким образом речь идет не просто о мече обоюдоостром (хотя такой перевод совершенно справедлив), но и мече двуязычном. Это может быть непонятным, но только до тех пор, пока мы не изучим такое библейское понятие как исповедание.

Не случайно, одним стихом ниже мы читаем: «Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего» (Евр.4:14).

Исповедовать – значит говорить то же, что говорит кто-то другой. В случае библейского исповедания – говорить то же, что Автор Священного Писания, провозглашать, произносить с верой Слово Божье.

Таким образом, исповедание Слова является обоюдоострым мечом, который являлся главным и самым страшным наступательным оружием в те далекие времена. Такой меч в сильных руках мог разрубить врага надвое почти при любом направлении удара…

Использовать меч для нас сегодня – значит исповедовать, вслух и с верой провозглашать Слово.

Уместно здесь вспомнить еще один известный текст: «Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим.10:9,10).

Существуют тесная связь между сердечной верой и исповеданием устами. Вера должна выразить себя в речи, только тогда она оживает и совершает чудеса.

Будем же исповедовать Слово Божье! Будем поражать врага мечом обоюдоострым!

Об апокрифической молитве и легкоспасенцах

Об апокрифической молитве и легкоспасенцах

Всколыхнулась русская жизнь и с самого дна ее выходят на поверхность такие ужасные явления, как хулиганство, разврат в его самых отвратительных формах, бессовестность в житейских, да и не в одних житейских, а и в общественных, и в политических отношениях. Но рядом с этими мутными отстоями «дна» русской жизни заметны явления и иного порядка: чувствуются тоскливые отголоски как будто пробуждающейся совести, слышится как будто вздох кающейся души. Но вот горе: и эти отголоски, эти вздохи души народной, надо сознаться в этом, раньше нас, пастырей, подслушал кто-то, кому нужно самое покаянное чувство народное направить на ложный путь и чрез то обмануть кающихся. Недавно я писал в своих «Дневниках», как враги Церкви подметили в среде нашей интеллигенции некоторую склонность к так называемому мистицизму и стараются направить эти проблески духовного пробуждения в сторону разных мистических лжеучений. Теперь множество писем, мною получаемых, побуждают меня обратить внимание моих читателей, особенно же пастырей, на другое явление, замечаемое в низших классах народа. Впрочем, те, кому это нужно, не стесняются обращаться и к интеллигентным лицам со своими непрошеными советами. Беру одно из более характерных писем по сему поводу:

«Меня одолевает сомнение и беспокойство. Получила я прилагаемое письмо, с приглашением переписать девять раз и разослать девяти лицам молитву, тут же помещенную. Это не в первый раз. Несколько лет назад так же точно рассылалась, но только с требованием семи списков, другая молитва, в которой несколько раз упоминалась кровь. правда, с прибавлением слов: святая Христова кровь. Ради этой крови просили спасения и благословения. Сколько мне помнится, тогда чуть ли не С. Синод заявил о ненадобности и даже вреде подобных анонимных, тайных почтовых пропаганд молитв, неведомо кем выдуманных. Теперешняя молитва гораздо короче. В ней, по-видимому, нет ничего предосудительного, но мне она кажется почему-то подозрительной. Во-первых, число девять — число масонское. Во-вторых, упоминание о всем человечестве пахнет интернационализмом, не вяжущимся с простым благочестием. В-третьих, какое-то внутреннее чувство подсказывает, что есть тайный смысл в словах, по-видимому благочестивых. Боюсь, не скрывается ли богохульство под видом молитвы. Конечно, Господь не осудит согрешившего по неведению. Не боюсь я и обещанных за неисполнение переписки злополучий. Господь прибежище мое: кого убоюся? Но, быть может, следовало бы предупредить малых сих, не умеющих думать собственными мыслями. Может быть, духовный авторитет нужен в данном случае, как и духовное знание. Вот почему и смею беспокоить вас, владыко. Посылаю вам оригинал, полученный мною. Может быть, найдете нужным написать предупреждение и совет — не поддаваться подобным приглашениям, позади которых мне почему-то ясно чувствуется масонская интрига. Быть может, желание заставить богохульствовать самих верующих православных людей. Злобное жидовство очень способно на подобную мысль. Быть может, тут и еще цель: узнать, кто и насколько способен поддаваться внушению. Словом, прошу вашего совета и указания и остаюсь. »

Следует подпись и адрес.

А вот и приложенное письмо:

«М. Г. Посылаю вам молитву, которая должна обойти кругом света. Перепишите и увидите, что случится чудо. Сказано: кто эти молитвы перепишет в течение двух дней 9-ти лицам, тот будет избавлен от зла и на 4-й день получит радость, а кто оставит без внимания, того постигнет несчастье. Не подписывайте своего имени, а только обозначьте число, когда получено письмо. Не прерывайте эту молитву, посылая которую девяти лицам, напишите все, что пишу вам. Я получила 25 января и отправила 26 января 1913 г.» Затем следует молитва, которую привожу как образчик чисто сектантского мышления:

«О Господи! Я молю Тебя: благослови меня и все человечество, избави от зла и дай нам пребывать с Тобою. Аминь».

А если выкинуть фарисейское «я молю Тебя», совсем не нужное в столь краткой молитве, то молитва будет еще короче.

О чем же просит молитва?

«Благослови меня и все человечество».

Великое дело — Божие благословение, но православная молитва прежде всего просит помилования, ибо тогда Божие благословение придет само собою. Автор как будто «все человечество» уже считает помилованным. А покаялось ли оно. Не слышится в этой молитве духа покаянного. И что разумеет автор под словом: «все человечество?» Ужели он дерзает просить благословения Божия всем еретикам, безбожникам и богохульникам? Всем тем, которые отвращаются от Божия благословения, бегут от лица Божия, погибая в богоненавистничестве? Но не оскорбление ли Богу такая молитва? И простой иерей не благословит того, кто издевается над Божиим благословением. А что за выражение: «дай нам пребывать с Тобою»? Как понимать его? Господь Вездесущ, значит не о том речь. О чем же? Это — секрет автора, самочинно сочиняющего молитвы для «всего света».

Но весь вред распространения подобных молитв не в словах самой молитвы, а в том наказе, каким она сопровождается. В этом наказе — и суеверие, и даже богохульство. Неведомый писака-сектант обязывает получившего его молитву сейчас же, в течение непременно двух дней, написать девять копий молитвы и разослать девяти лицам, да еще смеет пророчествовать и угрожать: если исполните его приказ, то на 4-й, — непременно на четвертый почему-то день — «получите радость, а кто оставит без внимания, того постигнет, видите ли, несчастие». Это уж, как говорится, слишком. заврался г. автор! Откуда он заручился такою властию — давать счастье или нагонять на людей несчастье одним своим полуграмотным посланием? И конечно, многие православные получили эту апокрифическую молитву и не обратили на нее ни малейшего внимания; я получил их с десяток и с негодованием на автора за его наказ разорвал и бросил в корзину, и, милостию Божией, все мы целы и невредимы, и никаких несчастий с нами не случилось. Да и не могло случиться, ибо мы веруем, что Господь милостивее автора молитвы и не станет, по его предписанию, раздавать счастье или карать нас за неисполнение его приказа, притом еще отзывающегося, как замечено в вышеприведенном письме, масонщиной — несчастьями. Справедливо говорит один пастырь в «Колоколе», что «этот наказ делает молитву заговором», превращает рассылку ее в посев кощунственного суеверия, в пропаганду колдовского причитания, хотя она упоминает и имя Божие. Вспомните Златоуста: он внушал «бежати и отвращатися волшебников, хотя бы они призывали и Святую Троицу, и угодников Божиих, и знаменовались крестным знамением» («Требник»). Есть элемент волшебства, чаровничества в этом призывании счастья на рассылающего молитву и несчастья — на ослушников. «Я послал молитву — и Бог обязан дать мне счастье, не может отказать мне в даровании великой радости, пусть я по делам по моим, по чувствам и расположениям заслуживал бы бичей и скорпионов». Разве это не кощунственная надежда? Христос Господь научил нас молиться Отцу Небесному, дабы на небе и на земле творилось все по Его премудрой и справедливой воле. А теперь неведомый миру изобретатель хочет связать волю Божию немудрым актом рассылки молитвы и назначить Богу даже и срок для исполнения надежды. Какое безумие! Какое страшное кощунство и богохульство.

Следует отметить, как это уклонение от креста, от подвига, так сказать — просачивается в нашу церковную жизнь.

Покойный о. Иоанн Кронштадтский, сам величайший подвижник крестоношения и внутреннего духовного подвига, нередко советовал своим духовным детям чаще причащаться Св. Христовых Тайн. Само собою разумеется, это должно быть совершаемо с должным приготовлением, с великим благоговением и согласно с установленными Церковию правилами. Среди его духовных детей нашлись такие, которые приняли к сердцу его совет. Всем верующим известно, что святейшее Таинство Евхаристии доставляет причастникам, благоговейно к нему приступающим, великое духовное утешение. Естественно, что не могли не испытывать сего утешения и упомянутые духовные чада о. Иоанна. И они стали чаще обычного приступать к святейшему таинству. Но немощи человеческие сказались и в них: мало-помалу они стали остывать в принятом на себя не по силе подвиге, все свое внимание лишь устремляя на то утешение, какое доставляло им причащение Св. Тайн и, не внимая своему недостоинству, начали все дело спасения своего поставлять единственно в самом причащении, приступая к нему без должного, посильного приготовления. Заповедь подвига, крестоношения, борьбы с собою, смиренного очищения совести в слезном покаянии — все это отошло сначала на второй план, а потом и забываться стало. Явилась секта, сначала, может быть, не столь заметная, а потом, вследствие, как думаю, особых, известных из учения святоотеческого, условий психофизиологических, о коих теперь говорить не место, секта приняла характер хлыстовщины и, вероятно, в своем развитии превратится в таковую.

То и дело слышишь и читаешь, что в разных уголках православной России появляются секты: в Бессарабии — иннокентиевщина, в Вологодской епархии — степановщина, в Харьковской тоже — от имени другого Стефана, в Киевской еще не исчезли следы малеванщины. В самой столице есть проходимцы, увлекающие своим ложным благочестием даже людей интеллигентных, не говорю уже о пресловутой чуриковщине. Казалось бы уже одно то, что какой-нибудь мужик, назвавшись странником, отростив себе волоса, явился, неведомо зачем, в столицу бродить по улицам, иногда босой, без шапки, с громадною палкой — уже одно это должно было бы предостеречь каждого, понимающего христианскую жизнь, от знакомства с таким загадочным человеком: думать, что в наш век много избранников Божиих, несущих подвиг юродства ради Христа, нельзя: истинных юродивых и всегда было немного: греческая Церковь в числе святых чтит только Симеона да Исидору Египетскую, — Андрей уже славянин, а русская Церковь имеет в своих святцах сих подвижников не больше трех-четырех десятков. А между тем странных людей немало бродит в столице, и говорят, дела у них идут не дурно. Свои дома имеют! И тем не менее — к таким проходимцам льнут не только простые люди, но и из общества. Что же влечет к ним? Думаю — желание получить наставление, как душу спасти — полегче. Вот тут-то и попадают сии ищущие спасения в сети хлыстовщины и подобных лжеучений.

Нет надобности говорить, что разные Редстоки, Пашковы, а в последнее время — Фетлеры находят себе многих последователей в среде якобы ищущих спасения. Благо же теперь в моде всякие свободы — до свободы духовного самоубийства включительно. А увлечение проповедями таких лжеучителей и есть, в сущности, самое настоящее духовное самоубийство.

Повторяю: опасность в том, что это стремление к легкоспасенству подмечено врагами Церкви; ему покровительствует и печать и интеллигенция; к нему снисходительно относится даже и наше пастырство. Не будем греха таить: сами будучи немощны, мы всегда готовы снизойти и другим в таких предметах, в коих не только не имеем права делать уступки, но и долгом обязаны беспощадно обличать заблуждение, дабы оградить чистоту самого идеала жизни православной, каким он предан нам св. материю нашей — Церковию.

Похожие главы из других книг

О молитве О молитве батюшка говорил: «Молиться можно на всяком месте, во всякое время: стоя, сидя, лёжа, во время работы, в пути. Только разговаривать в храме грешно».Строгие замечания делал разговаривающим в храме во время службы, особенно монашествующим. Иногда даже в

“Что вы скажете о совместной молитве в свободной фоpме и обучении молитве в такой фоpме?”

“Что вы скажете о совместной молитве в свободной фоpме и обучении молитве в такой фоpме?” Что вы скажете о совместной молитве в свободной фоpме и обучении молитве в такой фоpме?Я в течение целого pяда лет устpаивал не-литуpгические молитвенные собpания, чтобы научить людей

320. О навыкновении молитве Иисусовой и образе ее совершения. Отношение ее к молитве созерцательной (умно-сердечной)

320. О навыкновении молитве Иисусовой и образе ее совершения. Отношение ее к молитве созерцательной (умно-сердечной) Милость Божия буди с вами! “Желаете навыкнуть молитве Иисусовой по образцу, прописанному в оной книге”. (Рукопись Афонская: “Искатель непрестанной молитвы”.

896. На что следует обращать главное внимание и чего искать при молитве. Где должно держать внимание при молитве. Значение внешних приемов о которых говорят новые старцы. Где сердце? Роль воображения при делании молитвы. Вред празднословия

896. На что следует обращать главное внимание и чего искать при молитве. Где должно держать внимание при молитве. Значение внешних приемов о которых говорят новые старцы. Где сердце? Роль воображения при делании молитвы. Вред празднословия Милость Божия буди с вами! Ищите,

902. Ответ на вопрос об умной молитве. О представлении при молитве образа Троицы и других. Монах состоящий в прелести и заблуждении. Запрещенный Авва

902. Ответ на вопрос об умной молитве. О представлении при молитве образа Троицы и других. Монах состоящий в прелести и заблуждении. Запрещенный Авва Милость Божия буди с вами! Задолжал я вам ответами. Прошу извинения. Берусь исправить сие упущение. Не помню, ответил ли я вам

908. О поклонах и чтении псалмов. О Добротолюбии. Общение с братом из ученых. О молитве словами и умом. Пустые прибаутки своемудрствующих о молитве

908. О поклонах и чтении псалмов. О Добротолюбии. Общение с братом из ученых. О молитве словами и умом. Пустые прибаутки своемудрствующих о молитве Милость Божия буди с вами! Полюбились вам поклоны. И добре. Но не забывайте, что под поклонами должна идти молитва от сердца, – от

1150. О своих письмах и трудах Ушинского против штундистов. О молитве умственной и молитве чувства. Забота о лечении своего глаза

1150. О своих письмах и трудах Ушинского против штундистов. О молитве умственной и молитве чувства. Забота о лечении своего глаза Милость Божия буди с вами! Добрейший Н-лай В-вич! Я думаю, что вы теперь в Спб. и пишу туда. Ждал-ждал книжки, посланной под бандеролью. И не

Учение апокрифической литературы

Учение апокрифической литературы Книги, упомянутые выше, не исчерпывают всей литературы, составляющей небиблейский иудейский фон для Нового Завета, хотя и являются древнейшей частью ее. Эта литература включает в себя также сочинения Филона Александрийского

41. О молитве

41. О молитве В молитве будьте постоянны, говорит святой апостол Павел. Почему нужно быть постоянным в молитве? Потому что молитва — это путь к Богу. Без молитвы невозможно приблизиться к Богу, невозможно общение с Богом, связь с Ним. Тот, кто не молится, далек от Бога, а

НА МОЛИТВЕ

НА МОЛИТВЕ В час урочный чудесного дняЯ молитву творил пред святыней,Дивный образ глядел на меняПреподобной святой Евфросинии.Божеством ее светлым объятый,Возвращаясь из грешного плена,Я, как феникс златокрылатый,Поднимался из пепла и тлена.Возгоралася в сердце

О МОЛИТВЕ Молитва есть предстояние наше пред лицом Абсолютного Бога. Если в Акте творения мира из ничего Бог Творец полагал вне Себя некую сущность, некую иную природу, то в акте нашей молитвы мы пытаемся войти в единение с тем, что превышает нашу природу тварную. Отсюда —

О молитве Молитва есть беседа с Богом. Она крылата, словно птица. Несется к Царственным чертогам, Чтоб нам живой воды напиться. Зинаида Зинченко Через молитвы, Церковные песнопения – тропари, каноны, стихиры – Церковь духовно питает и согревает, утешает, просвещает,

О молитве (По славянскому переводу, часть II. Слово 1)Подлинно блаженное дело — не грешить: а согрешающим — не отчаиваться, но плакать о том, в чем согрешили, чтобы слезами опять улучить блаженство. Посему прекрасно всегда молитися и не стужати, как говорит Господь (Лк. 18:1). И

О молитве Перевод: Н.Шабурова 1. Дух Божий, Слово Божье, Ум Божий, Слово ума, Ум слова и Дух их обоих — Господь наш Иисус Христос установил для новых учеников Нового Завета новую форму молитвы. Ибо надлежало и в этом случае новое вино влить в новые мехи и пришить но–вую

О МОЛИТВЕ (Лк. XVIII, 1)И сказал им Иисус поучение к тому, что всегда надо молиться и не унывать.Молиться (П. ) первое значение: желать, искать, стремиться к чему-нибудь. Так как сказано, что молиться надо только о Духе Святом, то и здесь надо помнить, что молитва, желание должно

О молитве Молитва – обращение падшего и кающегося человека к Богу. Молитва – плач падшего и кающегося человека пред Богом. Молитва – излияние сердечных желаний, прошений, воздыханий падшего, убитого грехом человека пред Богом.Бог есть единый источник всех истинных благ.

Оценка 3.4 проголосовавших: 17
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here