Григорий горин поминальная молитва отзывы

Постараемся детально ответить на вопрос: григорий горин поминальная молитва отзывы на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

Отзыв: Спектакль “Поминальная молитва” (Россия, Санкт-Петербург) – Смеяться и глотать слёзы. Замечательный спектакль!

Искренняя игра актеров, музыка, сюжет.

. В небольшой украинской деревеньке живут бок о бок русские и евреи. Живут дружно, принимая как данность те отличия, которые есть между ними, между иудейской верой и христианской. У молочника Тевье жена и пять дочерей, которым надо бы справить хоть какое приданое и выдать их замуж. И начинает стремительно разворачиваться калейдоскоп картин, и с лиц зрителей не сходят улыбки. Диалоги героев наполнены неподражаемыми еврейскими шуточками – легкими, меткими, звонкими. Они не пытаются нас насмешить – они так разговаривают! Между тем, сюжет нельзя назвать комическим – тут и бедный влюбленный портной, и неудачное сватовство, и взбалмошный родственник, искрящийся бредовыми идеями, и студентик-революционер, и выселение евреев из их родной деревни, и смерть близких. Но уж такой народ евреи – готовы смириться перед неизбежным и посмеяться. И даже там, где наши глаза наполнялись слезами, артисты не давали этим слезам пролиться, опять были шутки.

Спектакль о великодушии. О выборе – любовь или вера отцов? Об умении жить рядом с непохожими на тебя, понимать их и помогать.

Актеры играли блестяще! Каждый на своем месте, каждый хорош. Замечательное музыкальное сопровождение, очень яркие танцевальные номера. Продолжительность спектакля – три с половиной часа.

Общее впечатление: Смеяться и глотать слёзы. Замечательный спектакль!

А Вы знали, что это «театр сильных ощущений»?

Григорий горин поминальная молитва отзывы

Часовой пояс: UTC + 10 часов

Запрошенной темы не существует.

Часовой пояс: UTC + 10 часов

Администрация сайта не несет ответственности за содержание рекламных материалов и информации, которую размещают пользователи.

Ответственность за достоверность информации, адресов и номеров телефонов, содержащихся в рекламных объявлениях, несут рекламодатели.

Спектакль «Поминальная молитва» в Театре «Комедианты» 16+

Начало XX века. В украинской деревне Анатовка у местного молочника случилось горе — выросли дочки. И вопреки традициям замуж хотят не «как положено», по выбору отца, а исключительно по любви. Мучения Тевье в постановке режиссера Глеба Володина — мучения ли?

Пьеса Григория Горина «Поминальная молитва», поставленная труппой Театра «Комедианты», основана на цикле рассказов основоположника современной литературы на идише Шолом-Алейхема. Сюжет разворачивается в еще царской России начала XX века в маленькой украинской деревушке Анатовка. У старого молочника Тевье-Тевля подросли трое взрослых дочерей. Тевье недоумевает — как из послушных дочек выросли такие вздорные бабенки?! Любви им подавай!

Одна, вместо богача, выбрала оборванца, второй подавай революционера с сумасшедшими идейками, а третья и вовсе замуж за русского собралась, махнув рукой на традиции свои народа. Вот и обсуждает Тевье со своим закадычным другом Менахемом, где он оступился, что такое несчастье свалилось на его седую голову.

Ни принятие конституции, ни еврейские погромы, заставляющие Тевье сняться с родного места, ни надвигающаяся революция, ни война так не беспокоят старого молочника. Зато беспокоят эти события сидящих в зале, задавая спектаклю нужный ритм и заставляя еще внимательней смотреть на подмостки. За иронией, множеством шуток и общей волнительной атмосферой спектакля скрывается нелегкий выбор, стоящий перед Тевье-Тевлем, — либо принять новый мир, который в одночасье сложился вокруг его скромной персоны, либо не существовать вовсе. Точнее, это даже не выбор. Но тем интереснее.

Спектакль идёт 3 часа 40 минут, с антрактом.

Экономь с KudaGo

2 комментария к спектаклю «Поминальная молитва»

Во время спектакля я то в голос смеялась, то плакала, то улыбалась сквозь слезы..Я вообще не заметила, как прошли четыре часа! Большое спасибо актерам и театру за ту бурю эмоций, которую я пережила и за то вдохновение, которое переполняет меня сейчас!

Я считаю лучшим из того, что я видела! Самым сильным спектаклем.

Григорий Горин – Поминальная молитва

Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Описание книги “Поминальная молитва”

Описание и краткое содержание “Поминальная молитва” читать бесплатно онлайн.

Менахем-Мендл – родственник Тевье, человек без определенных занятий.

Мужики, гости на свадьбе, оркестранты, соседи.

Действие происходит в начале XX века в деревне Анатовка.

«. На моей могиле в каждую годовщину моей смерти пусть оставшийся мой единственный сын, а также мои зятья, если пожелают, читают по мне поминальную молитву.

А если читать молитву у них не будет особого желания, либо время не позволит, либо это будет против их религиозных убеждений, то они могут ограничиться тем, что будут собираться вместе с моими дочерьми, внуками и просто добрыми друзьями и будут читать это мое завещание, а также выберут какой-нибудь рассказ из моих самых веселых рассказов и прочитают вслух на любом понятном им языке.

И пусть мое имя будет ими помянуто лучше со смехом, нежели вообще не помянуто. »

Шолом-Алейхем (из «Завещания»)1915 г.

На сцене – ВСЕ УЧАСТНИКИ СПЕКТАКЛЯ. В центре – АРТИСТ, исполняющий роль Тевье. Говорит, обращаясь непосредственно в зал.

В деревне Анатовка с давних пор жили русские, украинцы и евреи. Жили вместе, работали вместе, только умирать ходили каждый на свое кладбище. Таков обычай!

Здороваясь, русские снимали шапки. Евреи шапок не снимали никогда. Обычай!

Крик петуха. Стали высвечиваться крыши домов Анатовки. Часть актеров надели картузы. Послышался колокольный перезвон. Часть актеров перекрестились.

У русских был поп. У евреев – ребе. Мудрые люди, между прочим. Знали ответы на все вопросы.

Батюшка, отчего петух по утрам поет?

Так ему Бог повелел, сын мой.

Батюшка, а вот что раньше было: курица или яйцо?

А раньше, голубчик, все было.

Ребе, а почему курица не летает?

Так ей Бог повелел!

Ребе, а вот почему петух стоит на одной ноге?

Не морочь голову. Потому что если он и эту ногу уберет, то наверняка свалится.

Умные люди были, дай Бог им здоровья. А еще в деревне был урядник. Один на всех! Потому что вера у людей может быть разная, а власть – одна.

Появляется Урядник с гусем.

Мужики! Чей гусак без присмотра бегает: православный али иудейский?

Все задумчиво рассматривают гусака, чешут затылки.

А коли хорошо подумать, мужики?

Наверное, ваш, ваше благородие.

О! Це дило! А я, дурак, гадаю: чей гусак?

(Свернул гусаку шею, ушел.)

Справедливый был человек. А еще в деревне жили Степан-плотник, Мотеле-портной, Федька-писарь и молочник Тевье-Тевль. Евреи звали его Тевье, русские – Тевлем. И было у него пять дочерей, две коровы и одна лошадь, такая старая, что могла везти телегу только с горы. А когда дорога шла на подъем, Тевье-Тевль впрягался в телегу сам.

(Впрягается в телегу.)

И тогда он даже снимал шапку, чтоб не липла к волосам, и со стороны уже было трудно понять, кто идет – иудей или православный. Да и, честно сказать, какая разница, если человек беден и из последних сил тащит свой воз.

Тихо зазвучала музыка. Все разошлись, оставив на сцене Тевье, который отчаянно тянул телегу и что-то бормотал себе под нос.

Ржанье коня. Тевье тащит телегу.

(поднял лицо к небу)

Боже милосердный, всех кормящий и насыщающий! Если Ты создал человека человеком, а лошадь лошадью, то разве справедливо, что человек тянет оглобли, а эта холера плетется сзади и ржет? Знаю, что ответишь: «Не ропщи, ибо путь каждого записан в Книге Судеб. » Это так! Но важно, на какой странице. Я к тому, что если Тебе было угодно создавать сперва бедных, а потом богатых, то я был готов встать во вторую очередь. Мне не к спеху! Как говорится, лучше последним на свадьбе, чем первым на похоронах. И кому было б плохо, если б я был богат? Не сказано ли в Писании: «Рука дающего да не оскудеет». Тобою данное. Тебе бы и вернулось. Короче! Я бы отдал половину денег молящимся, половину – кладбищенским нищим. И только последнюю половину взял бы себе. И то сказать, не себе – дочкам на приданое. Ну, еще жене на платье. Коровам на сено. Лошади на овес.

. Вот! Самому-то мне ничего не надо. На тарелку супа и хлеб всегда заработаю, а больше – зачем? Сказано мудрыми: «И богатые червонцы не глотают, и бедные камни не едят. » И будь я хоть трижды богач Ротшильд, все равно ходил бы в этом рваном камзоле и старых сапогах. Не доить же коров во фраке.

Нет, коняка, хорош бы был Ротшильд, если бы вышел запрягать тебя в цилиндре и лаковых штиблетах. Да еще гаркнул по-французски: «Цыц! Холера на твою голову!»

А как же будет по-французски «Цыц, холера?!». Не знаю. Поэтому все в мире правильно. Ротшильд – это Ротшильд, Тевье – Тевье, а лошадь – лошадь! И сказано в Писании: «Не по своей воле живет человек»!

Впрочем, Боже, что я толкую Тебе о Святом Писании. Кто из нас читал, а кто диктовал.

В конце монолога на дороге появился Перчик, молодой человек в студенческой фуражке и со связкой книг в руках. Несколько секунд с улыбкой наблюдал за Тевье.

Между прочим, «цыц» будет «цыц»!

Вы это кому, молодой человек?

Никому! Просто говорю: и по-французски «цыц» будет «цыц». А «холера» – «холера».

Вот как? Интересно. Не каждый день встретишь на дороге образованного человека. Откуда шагает такой умный паренек?

Паренек шагает издалека.

Вижу по башмакам. А если по фуражечке, то, наверное, из самого Киева?

Верно, реб Тевье.

А если и меня по имени знаете, стало быть, родом из здешних мест?

Родом, реб Тевье, я из той деревни, где много вопросов задают и вопросом на вопрос отвечают.

Значит, наш. Из Анатовки. Я и смотрю: лицо знакомое. Не иначе, думаю, отца паренька знал.

Знали, реб Тевье.

Кто ж таков? Чем занимался?

Отец говорил: дело мое – табак, деньги – дым.

Перчик-папиросник? Как же, как же. Хороший был человек, царство ему небесное. Сам не курил и другим не советовал. Оттого и по миру пошел со своей табачной лавкой. Но вижу, кое-что оставил, раз сын в университетах учится.

На «кое-что» не проживешь. Поэтому иду в деревню подработать.

Хорошее дело. В Писании сказано: «Всяк своим трудом кормится». Только, смотрю, для деревенского труда не очень ты годен. Руки гладкие.

Зато язык в мозолях. Им и прокормлюсь. Учительствовать буду. Детей учить. У вас есть дети?

Этим богатством Бог не обидел. Пятеро.

Ну вот и возьмите. Много не попрошу: харчи да ночлег.

Харчей не жалко. Лишняя тарелка стол не перевернет. А вот ночлег. Тут подумать надо. Дочки у меня! Три – на выданье. Пусти козла в огород – он зараз научит капусту крошиться.

Мудрый вы человек, реб Тевье. Без приговорки слова не скажете. Только ведь и я анатовский. Закон знаю: «Вошел в чужой дом – садись, где стул поставят. »

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на “Поминальная молитва”

Книги похожие на “Поминальная молитва” читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Григорий Горин

Григорий Горин – все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о “Григорий Горин – Поминальная молитва”

Отзывы читателей о книге “Поминальная молитва”, комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Театр МОСТ. Поминальная молитва

Я плакал. Ну, не навзрыд, но слеы капали. В театре это у меня бывает редко. Да я еще смотрел не готовый спектакль со зрителями (премьера будет 5 октября), а генеральный прогон, правда, с начала до конца, без перерывов, зато с антрактом.

Это пьеса Григория горина по мотивам “Тевье-молочника” Шолом-Алейхема, что всем известно. Горин – бывший юморист, и в этой пьесе это чувствуется, многовато реприз, рассчитанных на смех зрителей. Так эту пьесу и ставил Марк Захаров – как еврейский водевиль почти без музыки, Евгений Леонов вытягивал свою роль до уровня трагедии, а все остальные персонажи были чисто комические, водевильные, порхали и хохмили, эдакий “Кабачок 13 стульев”, только текст более художественный. Так было в Ленкоме.

Столь сложный рисунок роли требует от актера истинной виртуозности – и Евгений Никулин справляется, причем с видимой легкостью (за которой скрывается тяжелая актерская работа, но зрителям это не видно).

Никулин отнюдь не пребывает в гордом одиночестве, в постановке задействован целый ансамбль виртуозов, с такой же кажущейся легкостью обитающих в мире трагического и смешного, из чего, собственно, и состоит жизнь человеческая.

Тут и мудрая, ироническая, всё понимающая жена Тевье Голда – Людмила Давыдова, и его сосед-мясник Лейзер-Вольф, сельский богач, который пытается сосватать себе дочку Тевье, но он не хапуга из еврейского анекдота, а несчастный одинокий человек – Юрий Огульник – с его постоянным рефреном “я человек простой”. И вечный неудачник, недотепа-шлимазл Менахем Фамиль Велиев, и русский сосед Тевье Степан, любитель выпить, регулярно заглядывающий, чтобы с утра подлечиться водочкой, но в сущности глубоко порядочный человек (Павел Кулябин), и местный урядник (Анатолий Сафронихин), вроде бы солдафон, но видно, как ему противно исполнять всякие антисемитские распоряжения властей, требующих “не препятствовать погрому”, а затем приказывающих выселить всех евреев из деревни, согнать с земли, где жили их деды и отцы, где остаются могилы их родных.

Но режиссер Георгий Долмазян не удовлетворился этим юмористическим финалом, он постарался не то что бы углубить Горина, но отнесся всерьёз к перипетиям героев пьесы, убрать ее некоторую легковесность, вернуть к истокам, к основе, к Шолом-Алейхему.

И после того, как все отсмеялись над Менахемом, на смену комизму идет лирика, появляется Голда, уже покойная, все герои собираются вместе, и звучит та самая заглавная поминальная молитва, жизнь продолжается, а смерть – это тоже часть жизни. И как оно ни грустно, не возникает ощущения мрака и безнадежности.

И понимаешь, насколько противоестественны придуманные людьми национальные и конфессиональные границы и различия, порождающие хаос и трагедию.

Последние записи в этом журнале

Песни из фильма “Д`Артаньян и три мушкетера”

Предыдущий повтор Почти все. Музыка – Максим Дунаевский, слова – Юрий Ряшенцев. Я спокойно отношусь к этому фильму, да и к роману Дюма всегда был…

Чудом уцелевшее

По всей Москве подобного рода сооружения уничтожены, стерты с лица земли, превращены в пепел и труху. Как, за счет чего и благодаря чему уцелело…

Мне в моем метро никогда не скучно

Это я перефразировал Окуджаву, которому якобы было “не тесно”, хотя он наверняка ездил в метро только в те годы, когда там не было еще дикой толпы и…

  • Добавить комментарий
  • 3 комментария

Android

Выбрать язык Текущая версия v.210.1

25 марта 2014

ГРУСТНО — ВЕСЕЛО — ГРУСТНО — ВЕСЕЛО

«Поминальная молитва». Г. Горин.

Театр на Литейном.

Режиссер Александр Кузин, художник Кирилл Пискунов.

Два действующих лица — раввин в широкополой шляпе, в черном в пол пальто, талесе/бороде/пейсах и батюшка в черной в пол рясе/кресте — на поклон выходят дуэтом. Смотрят в зал. Весело пожимают друг другу руки. Ничего дурного не вижу в этом братском рукопожатии. Исключительно хорошее. И всецело его разделяю. Понимаю, как трудно, мучительно оно дается, если случается, в реальной жизни. Но коробит его шутовской фальшсценический эквивалент. Для небольшого числа людей, с которыми говорю на общем языке, этой мелочи достаточно… Дальше просят не рассказывать.

Или, если взять чуть выше: Голде, покинувшей земной мир, из сценического мира уготовано выйти скорбно-торжественной поступью под грустные звуки все через ту же традиционную ярко освещенную открытую дверь, расположенную по центру сцены и ведущую в глубину. Кулис. Глубина или, напротив, режиссерская фантазия в решении данного эпизода не проглядываются. Виден штамп. Причем, замшелый.

А уж если сразу описать сцену погрома… Жаль, но от нее остается послевкусие пошлейшей театральщины: огромный мужик тупо стоит с огромной дубиной в руках, а вокруг бегает в истерическом раже, выкрикивая мерзким фальцетом едва различимые, но явно плохие слова, революционная девица крохотного роста в красном платье и коричневом пиджаке. Что венчает ор? Мужик берет ее под мышку и уносит с глаз долой. Фарс-сатира? Руки среднейшей.

Сцена из спектакля.

Фото — В. Васильев.

На «Поминальную молитву», не Бог весть какой крутизны драматургическую Джомолунгму, взойти не так уж сложно. Кажется, весь отечественный театр там побывал! Как мог сказать бы сам Тевье, отсылающий себя и нас ежеминутно к Писанию: «И добавят бедняки Всевышнему радости на Синае, самой малой из гор».

Пьеса Григория Горина на протяжении десятилетий беспроигрышно берет зрителя за область сердца с первых реплик и не отпускает эту область до финала. Текст доходчив, метафоричен, репризен. Реплики — словно подскакивающие на горячей сковороде ядрышки фундука. Грустно-весело-грустно-весело. В итоге — щемяще. Высоколобые на протяжении десятилетий морщатся, вменяют пьесе в вину конъюнктурную отдушку, ну и все прочее, хорошо известное — про схематичность/трафаретность. Режиссеры, тем не менее, ставят, принимая во внимание (плюс ко всем сугубо творческо-личностным резонам), что практически вся труппа при деле, да и в кассе полна коробушка.

Кто-то из близких сказал: «Только не вспоминай Марка Захарова, неприлично, все человечество его „Поминальную“ знает наизусть». Следую совету. Тем более что отгоняю единственное незабвенное впечатление. С ним и живу в счастливом союзе четверть века. Контекст неведом. Видела, увы, на сцене только ленкомовцев.

Премьерная публика Театра на Литейном живо откликалась на те реплики, в которых просто, безо всякого дополнительного нажатия на голосовую актерскую педаль, звучало слово «Киев», и бурно реагировала на фразы типа «в Киеве мы добились уже кое-каких прав».

Зал, само собой, переживал и за драматическую, с элементами трагизма, судьбу Тевье-молочника в целом.

Зал остался архидоволен. Более того — ликовал. Он посмотрел нормальный спектакль. Все на этот раз было как у людей. Как принято, знакомо, узнаваемо и не стыдно. Отдохнули культурно.

Сценография Кирилла Пискунова элегантна. На длинном, во всю ширину сцены, выбеленном заборе — старинные фотографические карточки в сепии: групповые русско-еврейские портреты. Посредине фото лошадь/телега/возница, в глубине — изображение прекрасного дуба, посаженного еще отцом главного героя. Справа, как по писаному, — живой оркестрик, на протяжении всего действия радующий еврейскими напевами (композитор Николай Морозов).

Смена картин отбивается, как нетрудно догадаться, танцевальными выходами (хореограф Гали Абайдулов). Мужчины, прижимая локти к жилеткам, пляшут со скромной мерой зажигательности нечто еврейское среднестатистическое.

В музыкальной вязи есть, конечно же, и русский мотив: печальная народная песня начинает и закольцовывает спектакль.

В. Кухарешин (Тевье), А. Цыбульский (Урядник).

Фото — В. Васильев.

За строго этнографическое в костюмах Вячеслава Окунева отвечают цицот (кисти, торчащие из-под лапсердаков), кипа, талес, кисуй рош (женский головной убор). Последний, одинаково пошитый всем без исключения дамам, смотрится по-оперному, что странно и нарочито помпезно.

Приглашенный на роль Тевье Валерий Кухарешин прежде всего красив. В каких-то ракурсах что-то библейское проскальзывает в его значительном лице. В зонах молчания (часто с настоящими слезами на глазах) слегка напоминает мудреца, на душе у которого если и не вся, то немалая часть скорби богоизбранного народа. В остальном же Тевье — мужчина добрый, ординарный, любящий муж и отец, добропорядочный торговец молоком, ведущий беседы с Богом запросто, буднично, как с Перчиком или Федором. Ключи, которыми пользуется Кухарешин, не подводят. Они от большого, надежного навесного замка. Как говорит в одном из интервью он сам, главное — донести простые, ясные человеческие чувства. Ригельный замок, однако, был бы куда интереснее…

Александр Безруков получает неимоверное удовольствие, играя Менахема. Такое актерское счастье, когда оно настолько очевидно, заряжает автоматически. Его Менахем как бы не вполне человек. Существо, сделанное из сплошного гэга. То ли мечущаяся птичка, не видящая ни одной для приседания ветки, то ли ртуть, собирать которую — занятие пустое, то ли ящерка снующая. Пластика, оценки, паузы — все точно. Удача! Про что еще, кроме вечнозеленых раздумий («Как остаться человеком? Как не потерять себя и свое человеческое достоинство в тревожное и непростое время?» — читаем про спектакль на сайте театра), хотел сегодня сообщить режиссер Александр Кузин?

Главной, по крайней мере, для меня стала не история изгнанного за черту оседлости многодетного, овдовевшего еврея, а история оставшегося в Анатовке русского урядника (прекрасная работа Александра Цыбульского). Спектакль, строго говоря, про него, редко вроде как выходящего на авансцену горинского сказа. Здесь, от первого выхода вечно пьяного деревенского жандарма до последнего рьяного его жеста по земле саблей (чертит в остервенении, куда можно евреям идти жить, а куда — ни-ни), прочитывается настоящая мука мужика, у которого есть все: совесть, честь, ум, сердце. Нет только права что-либо изменить в чудовищном социальном распорядке. Право есть только на водку…

В указателе спектаклей:

В именном указателе:

Комментарии (18)

А что браво-то, Катя? Распиханные в тексте жужики, которые какие-то жуткие комплексы автора выдают с головой. Какие-то бормотания про культурный отдых. Про архидовольного зрителя. Это рецензия? Это работа над текстом спектакля? Это старческие комплексы одиного человека, который пыжится всем каждый день доносить – а я работаю, я немаловожная буква в театральном алфавите. Вот так и детей учат писать. Так писать надо запрещать. Запрещать каким-то эстетическим и этическим кодексом. Какая гадость. Гадость, Катя Омецинская, а не текст. Что хотел сообщить режисер Кузин? Сообщить, а другие слова есть? Он, Кузин, кто – дрянной человечек, котрому позволили зайти в петербургский театр? Сообщить. Откуда такое снисхождение? Такая интонация?

Ещё как захотелось посмотреть:-)

Знаете, Алёна, я не ощущаю в тексте Елены Вольгуст какого-то сугубо личного отношения к спектаклю и его авторам. Она не пишет о том, что Александр Кузин (например) – аутичный старик. Когда она описывает сцену смерти Голды как стереотипно-банальную, я вижу эту сцену, и понимаю, что она, вероятнее всего, банальна. Вольгуст исподволь встраивает этот спектакль в контекст – исторический и культурный, и внутри на этот текст что-то отзывается, что-то, что заставляет ощутить себя частью некого единого смыслового, эстетического поля (где и я, и Кузин, и зрители, и Вольгуст) Поэтому для меня этот текст – профессиональный, театрально-критический.

А когда Вы пишете про “старческие комплексы”, то это выдает вашу личную заинтересованность и обиду.

А я бы банила комментарии про “гадость” и “комплексы автора”, находящиеся явно за гранью проф. этики. Не устраивает текст? Напишите свой, в соотвествии с собственными высокими критериями. Слабо? Досвидос тогда.

Как-то мне бы хотелось, чтобы в блоге ПТЖ обсуждали спенктакли, а не авторов. Алена, у Вас другой взгляд на спектакль? Милости просим вместе с аргументами сюда, с доказательствами, с полемикой, а не с коммунальной хулой.

Я не всегда соглашаюсь с высказываниями Е.В.Вольгуст. Здесь согласен по всем пунктам. Действо в стиле “сказки о четырёх близнецах” (если помните)…

Алене. Очень шумно вы комментируете, Алена, и бессмысленно. Судя по Вашему звонкому крику, спектакля Вы еще не видали. И ни одного аргумента не привели. Более того: ни одной мысли здравой. Вот посмотрите, а потом поспорьте с рецензентом. А я спектакль видела, и в рецензии увидела его еще раз.

В тексте Алёны тоже проглядывает ряд потаенных комплексов, которые обозначать не стану, т.к. – согласна – лучше обсуждать спектакль, а не авторов. Т.е. тут явно какие-то неудовлетворительные личные отношения – а это так скучно, если ты не в курсе дела!

Что касается рецензии Лены Вольгуст – здесь как раз желание максимальной объективности, и похвалить кого возможно, и не ругать уж очень то, что не нравится. Действительно, спектакль можно живо представить: качественный амбарный замок. Без откровений, но правильно, как у людей.

А на глупости и гадости чего обижаться? Работа такая – публичная.

Статья внятная .текст классный.Аргументы четкие.Все стройно.Финал цепляет .Хочу увидеть урядника.А коммент от Алены какой-то странный (мягко говоря)/ .Самое важное в стаье внятный анализ(тем более что я так понимаю что театр на Литейном спектаклями располагающими к анализированию не богат)

Спектакль не понравился категорически, но текст… просто песня… Брависсимо. Это тот самый (по моему разумению) случай, когда текст обретает собственную ценность, а спектакль становится лишь отправной точкой для высказывания.

Непрошенный совет и тем, кому реценция Е.Вольгуст понравилась, и тем, кто зачем-то желчно язвил в комментах – прочитайте пьесу, если вы еще этого не сделали. Текст Горина сильно напоминает его же юмористические произведения. Да, бог с ней, с конъюнктурной злободневностью, но эта вещь, скорее, имитация еврейства и еврейской жизни или их адаптация для неевреев . Т.с. отголоски Алейхема или Переца, но не их подлинность. И тут, подхожу к главному своему ощущению и от пьесы и от ее постановок: еврей русско-европейской культуры уже не вполне еврей и, уж, точно не иудей в местечковой ипостаси. Вернее, еврей, не знающий или забывший, никогда не чувствовавший или не понявший еврейства местечкового, еврейства к которому принадлежал Тевье и другие…. Рецензия побудила меня не только еще раз прочитать саму пьесу, но и снова посмотреть ленкомовский спектакль с Леоновым в роли Тевье и с Абдуловым в роли Менахема-Менделя. Да, они – великие актеры. Захаров – гениальный режиссёр. Но спектакль в целом, даже, еще больше, чем пьеса, закрыл китчем имитационной злободневности то, о чем писал Алейхем и что только и имеет смысл в контексте темы. И, на мой взгляд, возник некий парадокс: замечательные режиссерская работа и актерская игра, построенные на сознательном отстранение от «типично еврейских» стереотипных «ужимок и прыжков», скорее ослабляют эффект, снижают впечатление, гасят возможный накал и, таким образом, делают пьесу обычным умничаньем, т.е. ознакомлением публики с «еврейским» юмором замешанном на текстах Торы. Сознательная ли это воля режиссера, отсутствие ли генетической подоплеки, но Тевье (Леонов) – не еврей, точнее – не иудей…. Вдруг подумалось: такие тесты должны ставить – только евреи, не боящиеся печати своего еврейства, играть – только евреи, смотреть – только евреи. Ибо это евреи для евреев и о евреях. И почувствовать суть всего этого еще никому не еврейскому не удалось…

В рецензии не ставится под сомнение право данного театра работать с этим материалом. Более того, для ее автора совершенно естественно, что немало театров сыграли эту пьесу. М.б., даже, Е.Вольгуст думает, мол, а как могло быть иначе? Ну, не знаю…Просто раньше, никогда так остро не ощущал еврейское вечное одиночество в этом мире…

PS. Анализируемый текст, действительно, очень стильная и органичная работа, реально заслуживающая всяческих похвал. У меня, по прочтение рецензии, родился целый пласт мыслей, которых мне, оказывается, не хватало для понимания иных своих идей и ощущений.

“Поминальная молитва” театр на Литейном. реж. А. Кузин. премьера 20.03.2014

Поминальная молитва – дело не грустное.

Премьера спектакля «Поминальная молитва» режиссера А. Кузина состоялась в театре на Литейном 20 марта 2014. Можно сказать прямо: спектакль проблемный. Проблемный только для одного человека – заведующего труппой театра. Дело в том, что в спектакле занято примерно 30 артистов, собрать которых для спектакля не просто.

Главные роли в спектакле исполняют Т. Ткач (Голда, жена Тевье-молочника), которая не часто выходит на сцену театра, и В. Кухарешин (Тевье-молочник), который занят по основному месту работы в Молодежном театре на Фонтанке. Вышеизложенное указывает на другую проблему этой постановки – она будет не часто появляться в репертуаре театра на Литейном.

На этом проблемы спектакля, по большей части организационные, заканчиваются. Правда остается вопрос, почему при новом главном режиссере театра новую постановку поручают А. Кузину. Наверное потому, что целевая аудитория ТЮЗа, где неоднократно ставил свои спектакли А.Кузин, не позволяет сделать постановку, обличающий национализм и антисемитизм.

А.Кузин обратился с просьбой о постановке спектакля к руководству театра на Литейном. Руководство театра любезно согласилось и всемерно помогло, предоставив в распоряжение режиссера две трети труппы. Это всего лишь предположение, возможно, не правильное….

Спектакль поставлен по сценарию Г.Горина и мотивам произведений Шолом-Алейхема. Известно, что «шолом алейхем» на иврите означает «мир вам». «Мир вам» – это главная мысль спектакля. «В деревне Анатовка с давних пор жили русские, украинцы и евреи. Жили вместе, работали вместе, только умирать ходили каждый на свое кладбище… Таков обычай»! Это единственное, что разделяло жителей Украины, которая сейчас забыла, что такое «мир вам»…

Авторы спектакля не могли предвидеть всего того, что сейчас происходит в этой стране, но премьера спектакля, как говорили раньше, оказалась на злобу дня.

«Мир вам» – надо вспомнить эти простые слова, вспомнить, что людей разделяет только кладбище, такой здесь обычай. Для мира на этой земле другого не надо…

Спектакль получился светлым, добрым, ироничным (ну как обойтись в спектакле про быт евреев без еврейского анекдота).

В сценографии (художник постановщик К. Пискунов) преобладают светлые тона: половину сцену перегораживают большие открывающиеся декорации, на которых размещены репродукции черно белых бытовых фотографий. Когда створки открываются, то можно увидеть на задней стене сценической коробки огромную, опять же черно белую, фотографию дуба с голыми, лишенными листвы, ветками.

Обязательно надо поблагодарить художника по костюмам спектакля В. Окунева. Еврейский костюм начала XX века воссоздан с максимальной достоверностью. За это отдельные аплодисменты, особенно если вспомнить, что в спектакле заняты 30 актеров, имеется два состава. Объем работы костюмерного цеха театра при постановке этого спектакля получается большим.

Музыка (композитор и хормейстер Н. Морозов), хореография (хореограф Г. Абайдулов), свет (Е. Ганзбург) другие слагаемые спектакля, которые делают его ярким, запоминающимся, светлым и добрым.

Поскольку в начале XX века мужчины плохо представляли себе, что такое права женщины, то спектакль по большей части «мужской». Диалоги чаще всего происходят между мужчинами: о своих проблемах, о том, как выдать замуж пятерых дочерей, как посвататься, как выпить, как сохранить память о свое земле, о родителях и т.д.

Центральная роль Тевье-молочника в исполнении В. Кухарешина – шедевр. Если кто забыл, что такое «мужчина» – надо обязательно посмотреть этот спектакль.

Во главе женской «половины» спектакля Т. Ткач, которая исполнила роль Голды, жены Тевье. Любить мужа, своих детей, быть ироничной, хозяйственной, готовой пройти с мужем жизненный путь, сколько отмерено – это только малая часть того, что донесла своей ролью Т. Ткач.

Актерский ансамбль спектакля, повторим около 30 артистов, играет слаженно. Режиссер добился такой работы актеров. Это украшает спектакль. Надо сказать, что в антракте никто из зрителей не ушел. Все остались на второй акт.

P.S. «Поминальная молитва» кажется, что это грустное мероприятие. Но данный спектакль очень веселый. Так завещал Шолом-Алейхем, который просил прочитать на его могиле самый веселый рассказ из написанных им.

В театре на Литейном так и сделали…. «Шолом Алейхем» – «Мир Вам»!

Мне всегда казалось, что весеннее (осеннее) обострение – фигура речи. Нет, все-таки диагноз…

Вчера посчастливилось посмотреть этот спектакль! Целиком согласна с мнением Аркадия. Брависсимо всем создателям! Смотрится на одном дыхании! В наше время, когда уже идешь в театр с опаской даже на знакомые произведения, увиденное несказанно порадовало! Спектакль оставляет светлые чувства! Хотелось бы, чтобы его посмотрело как можно больше людей! “Золотую маску” творцам “Поминальной молитвы” Театра на Литейном!

Перед спектаклем, я прочитала рецензии на этот спектакль, и не нашла ни одной положительной. Удивительно , ведь спектакль замечательный, мощный,динамичный.Прекрасное музыкально оформление Морозова (которого так глупо потерял БДТ). Режиссер ищет ответы на вечные вопросы,заставляет зрителя думать. А не пытается предподносить псевдоноваторство, ввиде пересаживания зрителей,то на сцену,то в зал. Прекрасные роли у Кухарешина, Безрукова, Цыбульского.Очень потрясла сцена, отъезда,когда герои стоят на сцене с вещами. Перед глазами сразу встали судьбы людей, которых депортировали в 20 веке из разных регионов нашей страны. А сколько их было…. А как известно история повторяется, и в любой момент может придти урядник и провести саблей черту оседлости, вот об этом стоит думать и сохранять веру в бога в сердце.

Сегодня побывал на спектакле. Во многом согласен с Е.Вольгуст. Спектакль ей-богу неплохой, но, к сожалению, не больше. Вообще, испортить текст Горина сложно. Тут его не испортили. Но и не взорвали. Зал счастлив – но не потому, что здорово поставлено и здорово сыграно, а потому что здорово написано.

Нет, конечно же, есть и моменты подлинного зрительского удовольствия от ТЕАТРА. Зритель в восторге от ювелирной работы Александра Безрукова, и зритель прав, это правда большая удача и абсолютное попадание в органику. Зритель аплодирует последнему монологу Татьяны Ткач, и зритель прав (хотя уход в светящийся дверной проем – это, конечно, что-то за гранью добра и зла). Зритель отзывается на все появления урядника, и не зря (спасибо А.Цыбульскому за глубокую, подробную актерскую работу). Мастерски работает эпизод Гелий Сысоев (мясник Лейзер). Словом, актерские удачи есть, и это действительно здорово! Актерских неудач, к сожалению, не меньше, чем удач. Но об этом не будем подробно.

Когда на сцене весь состав и весь состав поет – это сильно и здорово. Поют замечательно.

Танцевальные отбивки по задумке хороши и по рисунку вроде бы симпатичны, но на усталых не по годам актерских лицах – такое формальное веселье и такая актерская среднестатистичность, что никакого задора нет и в помине. Спектаклю два года, что-то уже куда-то ползет. Что интересно, когда вместе с четырьмя танцорами на сцену вдруг выходит А. Безруков, танец сразу становится огненно-зажигательным, а зал взрывается аплодисментами! Притом, что рисунок-то остается тем же самым. Вот на что способна подлинная актерская энергия.

Оркестр на сцене смотрится как-то беспомощно. Вообще, с музыкальным оформлением большая неразбериха. То живая музыка, то фонограмма, то одно и другое вместе. Особенно странно самое начало второго акта – на сцену выходят музыканты, рассаживаются, укутываются, достают инструменты…. И начинает звучать музыкальная фонограмма. Кстати, заставлять музыкантов работать в качестве актеров – это как-то бесчеловечно. Зачем так подставлять замечательных скрипачей и баянистов, которые торчат лицами из массовки и не виноваты в этом?

Сцена погрома сделана чудовищно. Это неостроумно, это неталантливо, это вульгарно.

Самой неоднозначной получилась актерская работа Валерия Кухарешина. То, что это хорошая работа – безусловный факт. Но является ли комплиментом определение «хорошая работа» для исполнителя центральной роли Тевье-молочника? Мне кажется, что при всей подробности и проработанности В. Кухарешину не хватило прежде всего масштаба. Тевье – личность неординарная. Будь он трижды простым молочником, он сам – почти библейский персонаж. А когда центральный персонаж получается немножко бытовым, то и вся история лишается той космичности, что заложена в повести Шолом-Алейхема и пьесе Г. Горина.

Не могу не отметить еще раз, что спектакль в целом очень неплох и о потраченном времени я ни в коем случае не пожалел.

Оставить комментарий

Ольга Антонова в спектакле «Толстого нет» Дениса Хусниярова

  • Надежда Стоева

    В РОЛИ НОСА — ЧЕРТ

    «Нос» Виктора Бугакова в театре «Цехъ»

  • Надежда Таршис

    ЧЕХОВ И ВОРМСБЕХЕР. ТАРА-2017

    Премьеры в Омском Северном драматическом театре им. М. А. Ульянова

  • Павел Руднев

    HOMO SOVETICUS НА РАНДЕВУ С СОВРЕМЕННОСТЬЮ

    «Земля Эльзы» Андрея Шляпина

    в Березниковском театре драмы

  • Анастасия Паукер

    «СОЛНЕЧНАЯ ЛИНИЯ» В ЦИМе

    Анастасия Паукер и Наталья Соловова про “Солнечную линию” Виктора Рыжакова

  • Анастасия Цымбал

    «ТЫ ВЫРОНИШЬ МЕНЯ ИЛИ ВЕРНЕШЬ…»

    МАНДЕЛЬШТАМФЕСТ в Воронежском Камерном театре

  • Ксения Зубарская

    ЛИР ВО ВРЕМЕННОЙ ПЕТЛЕ

    «Король Лир» Петра Шерешевского

    в Русском драматическом театре Удмуртии

  • Марина Дмитревская

    АНАТОЛИЮ СМЕЛЯНСКОМУ — 75

  • Марина Дмитревская

    ЖЕНСКАЯ ДОЛЯ ТАКАЯ.

    К юбилею театра «Самарская площадь»

  • Марина Дмитревская

    «Гроза» Михаила Бычкова

    на фестивале «Школа. Студия. Мастерская»

  • Зоя Бороздинова

    А ТЫ ХОЧЕШЬ СЧАСТЬЯ?

    «Синяя синяя птица» Олега Глушкова в Театре Наций

  • Марина Дмитревская

    «Проклятый Север» Полины Айрапетовой в “Мастерской П.Н. Фоменко”

  • Олеся Пушкина

    ЧИТАЙ НЕ ТАК, КАК ПОНОМАРЬ

    «Горе от ума» Степана Пектеева

    ОТКУДА В КВАРТИРЕ ВЗЯЛСЯ ТИГР?

    «Недетские разговоры» Бориса Павловича в Квартире

  • Тата Боева

    ИЗ РОМАНА В ОПЕРУ И ОБРАТНО

    «Граф Монте-Кристо» Миклоша Габора в Театре Музкомедии

  • Марина Дмитревская

    НИКОЛАЮ КОЛЯДЕ — 60

  • Ляля Кацман

    ХОЛОДНОЕ СЛОВО «СИБИРЬ»

    «Сибирь» Романа Кагановича в Театре (Не)нормативной Пластики

  • ноябрь 2017
  • Тата Боева

    «Солнца ьнет» Антона Оконешникова в Александринском театре

  • Галина Брандт

    БЕЗ КРЕМОВЫХ ШТОР

    «Дни Турбиных» Александра Баргмана в Свердловском театре драмы

  • Анастасия Трушина

    «УТОПИЯ» на площадке «Порох»

  • Ксения Аитова

    1400 СТРАНИЦ ЛЕВАНОВА

    «Левановка»-3: фестиваль современной драматургии памяти Вадима Леванова в Самаре

  • Юлия Гойтиева

    «…ИМЯ МНЕ — СОРОК И ЧЕТЫРЕ…»

    «Дзяды» Эймунтаса Някрошюса в Петербурге

  • Владислава Куприна

    ОЧЕНЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК

    V Международный фестиваль «Северные встречи» в Нижневартовском городском драматическом театре

  • Юлия Клейман

    «Первая пьеса Чехова»Театральной компании Dead centre (Дублин) в Петербурге

  • Надежда Стоева

    «Церемония» Аршада Алекперова в Русском драматическом театре им. С. Вургуна

  • Мария Смирнова-Несвицкая

    «Крокодил» Валерия Фокина в Венгерском национальном театре

  • Тата Боева

    РЕЯЛИ ВИХРИ СВОБОДЫ

    Лаборатория «100 лет, которые потрясли мир» в Театре Поколений

  • Марина Дмитревская

    ТЕАТРАЛЬНЫЕ АТОМЫ АТОМНЫХ ГОРОДОВ

    О фестивале «Театральный АтомГрад»

  • Татьяна Джурова

    О спектаклях «IV БТК-ФЕСТа: Театр актуальных кукол. ЦИРК!»

  • Катерина Антонова

    К ЮБИЛЕЮ И. Н. СОЛОВЬЕВОЙ

  • Маргарита Спасская

    «Безликие». Иммерсивный проект компании YBW (Нью-Йорк, Москва, Санкт-Петербург)

  • Ирина Алпатова

    ЖИВОЕ ПРОСТРАНСТВО ЭСКИЗА

    Режиссерская лаборатория в Тверском ТЮЗе

  • Надежда Стоева

    «Жизнь насекомых» Руслана Кудашова в БТК

  • Анна Банасюкевич

    ИГРА КАК САМОЦЕЛЬ

    «Молодые театры России» в «Пятом театре»

  • Тата Боева

    «Обратная сторона вещей» Семена Александровского в Доме ленинградской торговли

  • Александра Янович

    СОЦИАЛЬНО. ХУДОЖЕСТВЕННО ЛИ?

    «Заводной апельсин» Павла Панкова в Социально-художественном театре

  • Марина Дмитревская

    ГОРОДОК НАШ — НИЧЕГО, НАСЕЛЕНЬЕ ТАКОВО…

    «Сергеев и городок» Светланы Земляковой в Театре им. Е. Вахтангова

  • © 2010–2017 «Петербургский театральный журнал»

    Оценка 3.3 проголосовавших: 22
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here