Даргомыжский еще молитва

Постараемся детально ответить на вопрос: даргомыжский еще молитва на сайте: молитва-богу.рф - для наших многоуважаемых читателей.

А Даргомыжский М Филиппова Романсы 25 Еще Молитва Ст Ю Жадовской скачать и слушать онлайн

Тут Вы можете слушать и скачать А Даргомыжский М Филиппова Романсы 25 Еще Молитва Ст Ю Жадовской в формате mp3 бесплатно без регистрации, а также много другой интересной музыки.

Выберите первую букву имени исполнителя

Чтобы mp3 нормально скачивались, необходимо нажать на “скачать” правой кнопкой мыши и выбрать в меню пункт “сохранить ссылку как. “.

Простой и безопасный способ скачивать музыку с ВК без установки программ.

Стиль Даргомыжского, или Еще один «Мельник»

Музыка, которая вернулась

Дата выпуска: 29.05.2013

Михаил Казиник продолжает размышлять о творчестве Александра Даргомыжского. На этот раз вас ждут разноликие прочтения романса композитора «Мельник» на стихи А.С. Пушкина…

Возвратился ночью мельник.

Женка! Что за сапоги?

Ах ты, пьяница, бездельник!

Где ты видишь сапоги?

Иль мутит тебя лукавый?

Право? Вот уж сорок лет живу,

Ни во сне, ни наяву

Не видал до этих пор

Я на ведрах медных шпор!

«Мельник», романс А.С. Даргомыжского (Слова А.С. Пушкина)

Романс «Мельник» представляет собой маленькую бытовую зарисовку, позволяющую одному певцу разыграть сразу три роли: рассказчика (первая фраза), пьяного мельника и расторопной хозяйки. В этой миниатюре Даргомыжский начал постигать особенности сценического характера, осваивать возможности непривычного тогда для него «перевода» (а не предложения, распевания) речи поэтической в музыкальную. Ведь, строго говоря, «Мельник» — не романс и не песня, а крохотная сценка, первый, но уже уверенный шаг к таким шедеврам, как «Старый капрал», «Червяк», «Титулярный советник», «Каменный гость».

Сюжет простейший: подгулявший мельник, придя домой, натыкается на пару чужих щегольских сапог со шпорами. Рассерженная и в то же время испуганная хозяйка бранит его, уверяя, что он спьяну принял ведра за сапоги. Краски, употребляемые здесь Даргомыжским, новы даже для его палитры. Чаще всего в музыкальной миниатюре преобладает один образ, одно настроение. Здесь же таковых три: приподнято-повествовательный характер партии ведущего, удивленно-обиженный — мельника и визгливо-бранящийся — «жёнки». Каждая «краска» как линией отделена одна от другой паузами или долгими длительностями, каждому действующему лицу придана своя скорость движения, музыкальная речь, или — как ее стали позднее называть,— говорящее пение. Композитор так и пометил вначале: «говоря»…

Михаил Казиник: «В нотах это всего одна страничка музыкального текста. Но, как говорится, эта страничка – “томов премногих тяжелей”.

Возвратился ночью мельник.

Речь мельника передана совершенно гениально – абсолютно актёрски:

Женка! Что за сапоги?

Ответная речь жены сделана настолько феноменально, что мороз идет по коже. В словах это звучит взволнованной скороговоркой, а в аккомпанементе слышим – буквально гайдновскую сонату, венскую классику! Полный разлад между текстом и подтекстом.

Ах ты, пьяница, бездельник!

Где ты видишь сапоги?

Иль мутит тебя лукавый?

И вдруг остановка: Это ведра.

После чего следует еще один потрясающий ход: – Ведра?

Появляется совершенно неожиданная интонация, напоминающие интонацию итальянской оперы: Право.

Но откуда у Мельника вдруг взялась такая интонация? Здесь чувствуется и галантный поклон, и напудренный парик… Все мужицкие разборки вдруг куда-то исчезли, и мы теперь в галантном XVIII веке…

А дальше – еще интереснее… Мельник поет свой следующий текст:

Вот уж сорок лет живу,

Ни во сне, ни наяву

Не видал до этих пор

Я на ведрах медных шпор!

Но поет это в ритме мазурки – почти государственного гимна, и как это перекликается с другими романсами гениального Даргомыжского – «Червяком», «Титулярным советником» и др. Как здесь великолепно сочетаются музыка и слово. »

В программе вы услышите несколько контрастных версий исполнения романса «Мельник» , раскрывающие грандиозный актёрский потенциал этого крохотного сочинения Даргомыжского…

Изучение романсов А. С. Даргомыжского на стихи А. С. Пушкина

Среди высоких незаурядных личностей, чье творчество и судьба соприкасались с А. С. Пушкиным, был и Александр Сергеевич Даргомыжский – русский композитор, который также, как и Глинка, является основоположником русской классической школы.

А. С. Даргомыжский родился (на нашей Тульской земле!) 2 февраля 1813 года в селе Троицкое (старое название Даргомыжки) Белевского уезда. С этой деревней Тульской губернии связана жизнь его родителей до того, как они, спустя 4 года, обосновались в Петербурге. Интересно, что Александр Сергеевич получил исключительно домашнее воспитание. (Ни в каком учебном заведении он никогда не учился!) Единственными его воспитателями, единственным источником его познаний были родители и домашние учителя. Многочисленная семья – вот та среда, в которой формировались характер, интересы и вкусы будущего великого русского композитора. Всего у Даргомыжских было шестеро детей. Особенно большое место в их воспитании занимало искусство – поэзия, театр, музыка.

Музыке придавали в доме Даргомыжских большое значение: как «началу, смягчающему нравы», действующему на чувства, воспитывающему сердце. Детей обучали игре на различных инструментах. К семи годам интерес Александра Сергеевича к сочинению музыки вполне определился. В это время, как известно, исключительное место в практике салонного музицирования занимали песни, романсы, арии, т. е. вокальная музыка.

13 сентября 1827 года юный Даргомыжский (14 лет) был зачислен в контору министерства Двора канцеляристом без жалования. Служил в казначействе (вышел в отставку в 1843 году в чине титулярного советника). В семнадцать лет А. С. Даргомыжский был уже известен в петербургском обществе как сильный пианист.

В 1834 году А. С. Даргомыжский познакомился с Михаилом Ивановичем Глинкой. Несмотря на разницу в возрасте (Глинка был старше Даргомыжского на девять лет), между ними завязались тесные дружеские отношения. «Мы в течение 22 лет были с ним постоянно в самых коротких дружеских отношениях», – так скажет Александр Сергеевич о дружбе с Глинкой.

В жизни каждого композитора, работающего в области вокальных жанров, немаловажную роль играет поэзия. Заметим, что мать Даргомыжского была поэтессой, много печаталась в 20-х годах. Отец композитора тоже был не чужд литературе. Особенно много писал в молодые годы. Сочинение стихов широко практиковалось и среди детей. И поэзия с ранних лет стала неотъемлемой частью жизни А. С. Даргомыжского. Его отличали тонкий поэтический вкус, острое ощущение поэтического слова.

Может быть, именно поэтому вокальное наследие композитора почти не знает посредственных стихов.

Александр Сергеевич Пушкин был для автора «Русалки» и «Каменного гостя» не просто любимым автором, на слова которого он написал много различных произведений. Пушкин открыл Даргомыжскому новые пути в музыкальном искусстве!

Большую художественную ценность представляют в первую очередь такие романсы Даргомыжского на стихи А. С. Пушкина, как «Я вас любил», «Юноша и дева», «Вертоград», «Ночной зефир», «В крови горит огонь желанья», «Владыка дней моих», «Бог помочь вам, друзья мои».

Попытаемся проанализировать эти произведения, опираясь на такие литературные источники, как «А. С. Пушкин. Школьный энциклопедический словарь» и «Романсы А. С. Даргомыжского на стихи А. С. Пушкина» О. И. Афанасьевой, Е. А. Ануфриева, С. П. Соломатина.

Стихотворение А. С. Пушкина «Я вас любил» (1829) – элегия. В ней воплощено «благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное» (В. Г. Белинский) начало, свойственное зрелой любовной лирике великого поэта. В произведении раскрывается драматизм большой неразделенной любви, передается искреннее желание видеть любимую женщину счастливой. История большого чувства воссоздается поэтом предельно лаконичными средствами. В стихотворении использован всего один троп: метафора «любовь угасла». При отсутствии переносных значений слов образность носит динамически-временной характер, раскрывая превращения и перипетии любовного чувства в трех временах («любил», «не тревожит», «любимой быть») и лицах («я», «вы», «другой»). Стихотворение обладает поразительно тонкой синтаксической, ритмико-интонационной и звуковой структурой. Упорядоченность и симметричность организации речи не нарушают впечатления ее полной естественности. Стихотворение послужило основой для написания огромного количества романсов, в том числе А. А. Алябьевым, А. Е. Варламовым, Ц. А. Кюи.

Каждый композитор прочитывает это пушкинское стихотворение по-своему, по-своему расставляет смысловые акценты, выделяя те или иные стороны художественного образа.

Так, у Б. М. Шереметева это романс лирически-возвышенного склада: светлый, порывистый, упоительный. В романсе «Я вас любил» А. С. Даргомыжского взаимодействие слова и музыки создает новую грань художественного образа. У него – драматический монолог, лирическое размышление, раздумье о смысле жизни.

Произведение написано в куплетной форме, но в нем с необыкновенной точностью воспроизведен текст Пушкина. Эмоциональный тон романса сдержанный, несколько суровый, и в то же время удивительно проникновенный, теплый. Мелодия романса пластично следует за пушкинским стихом; голосоведение очень плавное, ясное, афористичное.

Хотелось бы обратить внимание на значимость пауз. Здесь они выполняют роль не только дыхания, но и являются смысловыми цезурами, подчеркивающими значимость отдельных фраз. Обратим внимание: в конце куплета смысловые акценты расставлены по-разному (первый раз – это «я не хочу печалить Вас ничем», второй – «я не хочу печалить Вас ничем»). Такие же акценты расставлены и в аккомпанементе.

Романс А. С. Даргомыжского «Юноша и дева» написан на стихотворение А. С. Пушкина «Юношу, горько рыдая, ревнивая дева бранила» (1835 г. ; при жизни Пушкина не было опубликовано). Стихотворение написано гекзаметром, что позволяет отнести его к «антологическим эпиграммам» – кратким стихотворениям в духе «подражания древним». А. С. Даргомыжский пишет романс именно в этом стиле. Романс «Юноша и дева» – антологический романс, идиллическая пьеса сентиментального характера со своеобразной ритмикой, продиктованной стихотворным размером (гекзаметром).

Мелодия здесь свободна от распева (каждый ее звук соответствует слогу) и основана на равномерных восьмых, благодаря чему детально воспроизводит ритмику стиха. Эта особенность мелодического строения романса вызывает смену размеров (6/8 и 3/8).

Отметим еще две особенности «Юноши и девы» А. С. Даргомыжского: романс написан в графической манере; изгибы мелодического рисунка оттеняет чистота и прозрачность фортепианного сопровождения.

В этом романсе, как нам кажется, есть что-то одновременно от вальса и от колыбельной. Легкое, упругое звучание баса, ben marcato в левой руке («и улыбалась ему») означает не просто усиление звучания, а появление мелодии в басу, которая вторит голосу: фортепианное заключение как бы допевает фразу.

«Вертоград» (восточный романс) – ориентальный романс. В восточной тематике Даргомыжский выбирает свежий, неожиданный аспект. «Вертоград» – библейская стилизация (стихотворение Пушкина входит в «Подражания Песне Песней Соломона»). В его тексте – своеобразный пейзаж. Здесь нет чувственной окраски. И музыка Даргомыжского чиста и прозрачна, наполнена мягкостью, светом, изяществом, одухотворенностью, какой-то изысканной хрупкостью.

В фортепианной партии правая рука – репетиционное движение тихих аккордов, создающих вибрацию. В басу – мерные восьмые, похожие на капли. Вся пьеса не имеет ни одного динамического обозначения, кроме накального указания sempre pianissimo. Тональный план романса гибок и подвижен, он изобилует частыми отклонениями.

В I части из F-dur – C, A, E, A.

Во II части – D, C, B, F.

В конце первого куплета в правой руке появляется хроматический средний голос. И это придает гармоническому языку еще большую тонкость и изящество, негу, томление. Очень необычно, как бы пряно звучат акцентированные диссонирующие слабые доли в конце романса («Ароматы»).

В этом романсе Даргомыжского велика роль педали (для всей пьесы соn Ped). Благодаря ей обертоны создают ощущение воздуха и света. В этом плане «Вертоград» романс считается предвестником импрессионизма в музыке. Мелодия тонко сплетается с фортепианным сопровождением. Декламационность здесь органически сочетается с орнаментальностью, создавая прихотливые узоры («у меня бегут, шумят воды чистые, живые»).

Удивительной особенностью романса «Вертоград» является то, что внутренняя страстность не проявляется в нем внешне.

Совсем иначе звучит романс Даргомыжского «Ночной зефир». Это романс-серенада, как бы жанровая сценка с реальным местом действия и очерченными характерами.

Стихотворение «Ночной зефир» написано А. С. Пушкиным 13 ноября 1824 г. ; опубликовано в 1827 г. К тексту стихотворения, озаглавленного при публикации «Испанский романс», прилагались ноты А. Н. Верстовского, положившего стихи на музыку. Строфичность структуры стихотворения подчеркнута Пушкиным чередованием ямбического и хореического размеров.

Пушкинский текст дает Даргомыжскому повод для создания пейзажной картины таинственной ночи, непроницаемой, исполненной бархатной мягкости и, вместе с тем, беспокойной от наполняющего её шума Гвадалквивира.

Романс написан в форме рондо. Аккомпанемент рефрена («Ночной зефир») носит звукоизобразительный характер: это мягко льющаяся непрерывная волна.

После шума Гвадалквивира в эпизоде «вот взошла луна златая» – тишина ночной улицы. Широкое плавное звучание мелодии рефрена 6/8 уступает место сжатому собранному ритму ¾. Атмосферу таинственности, загадочности создают упругость и как бы настороженность аккордов сопровождения, воздух пауз. Образ прекрасной испанки Даргомыжский рисует в танцевальном жанре болеро.

Второй эпизод романса (Moderato, As-dur, «Сбрось мантилью»), состоит как бы из двух частей и обе носят танцевальный характер. Первая написана в темпе менуэта, вторая – болеро. Этот эпизод развивает сюжетную линию. В соответствии с пушкинским текстом здесь появляется образ восторженного влюбленного. Пылкие призывные интонации менуэта принимают все более страстный характер и снова появляется болеро («сквозь чугунные перилы»).

Таким образом, Даргомыжский превратил серенаду в драматическую миниатюру.

Романс «В крови горит» написан А. С. Даргомыжским на стихотворение А. С. Пушкина «В крови горит огонь желанья» (1825 г. ; опубликовано в 1829 г. ) и представляет собой вариацию текста «Песни Песней» (гл. I, строфы 1-2). Лирическая ситуация здесь носит очевидный эротический характер. Пушкин стилизует пышный и экзотический стиль библейского источника.

Восточный чувственный колорит достигается поэтом сочетанием приемов русской элегии рубежа 1810-1820 гг. (перифразы: «огонь желанья», «пока дохнет веселый день», словосочетания типа: «ночная тень», «главою нежной») и высокой лексики как стилевой доминанты библейского пышного слога: «твои лобзанья /Мне слаще мирра и вина», «и да почию безмятежный», «двигнется ночная тень».

Вместе с миниатюрой «Вертоград моей сестры» стихотворение было опубликовано под общим названием «Подражания». Источник по цензурным соображениям назван быть не мог.

Романс «В крови горит» написан Даргомыжским в темпе Allegro passionate: это пылкое, страстное объяснение в любви. Мелодический орнамент вступления нанизан на упругую, гармоническую основу. Упругая ритмика как бы сдерживает внутренний порыв. В кульминации первой части и репризы (романс написан в трехчастной форме) звучание приобретает напористый, мужественный характер, а затем сменяется нежным повтором фразы «мне слаще мирра и вина». Следует обратить внимание, что в аккомпанементе идет смена динамики, смена характера звучания.

В середине (р, docle, «склонись ко мне главою нежной») та же самая фактура предстает в ином, более трепетном, нежном звучании. Выдержанные гармонии, более низкий регистр создают сумрачный, несколько таинственный колорит. В начале каждой части в вокальной партии есть форшлаг, который придает изысканность, грациозность звучанию голоса.

Особый разговор – о романсе А. С. Даргомыжского «Владыка дней моих», написанном на текст пушкинской «Молитвы» («Отца пустынники и жены непорочны»).

Стихотворение «Молитва» написано Пушкиным за полгода до смерти – летом 1836 года. Оно является своеобразным духовным завещанием великого поэта.

Из книги И. Ю. Юрьевой «Пушкин и Христианство» мы узнаем, что цикл стихотворений А. С. Пушкина 1836 года связан с воспоминанием событий Страстной недели: среда – последний день, когда на службе в храме читается молитва св. Ефрема Сирина. Александр Сергеевич Пушкин создал ее поэтическое переложение. В журнале «Пушкинский альманах» («Народное образование» – № 5, 2004 г. ) в статье «Пушкин как христианин» Н. Я. Бородина подчеркивает, что «из всех христианских молитв Пушкину более всего нравилась та, в которой христианином испрашивается полнота добродетелей; та, которую (среди очень немногих) читают, стоя на коленях, с многочисленными земными поклонами»!

Александр Сергеевич Даргомыжский написал на «Молитву» А. С. Пушкина (точнее, на вторую часть этого стихотворения, т. е. именно на поэтическое переложение молитвы св. Ефрема Сирина) удивительный романс – «Владыка дней моих».

В чем же удивительность, неповторимость этого романса?

Романс отличается необыкновенной, поразительной глубиной и искренностью чувства, яркой образностью, сердечностью, совершенно особенной – молитвенной! – проникновенностью.

Союз пушкинского слова и музыкальной интонации становится откровением чистых и высоких мыслей о духе «смирения, терпения, любви», целомудрия, непринятии злословия, любоначалия, празднословия. Как молитва св. Ефрема Сирина «крепит неведомою силой», так и творение А. С. Пушкина и А. С. Даргомыжского раскрывает и возвышает наш дух, силой света озаряет человеческую душу.

Обратимся к другому пушкинскому стихотворению-молитве – «19 октября 1827 года».

Бог помочь вам, друзья мои,

И в бурях, и в житейском горе,

В краю чужом, в пустынном море,

И в мрачных пропастях земли!

Характерно, что из всего «божественного» наш слух, наше отлученное от христианской культуры восприятие улавливают только слово «Бог». А «мрачные пропасти земли» в это стихотворение попали, как нам кажется, лишь потому, что среди лицейских друзей Пушкина были декабристы. Между тем, это не просто стихотворение (такое открытие мы делаем благодаря книге И. Ю. Юрьевой «Пушкин и Христианство», вышедшей по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II), это – стихотворение-молитва за друзей юности. Пушкин поддерживал своих осужденных товарищей вовсе не политически, но христиански – он молился о них! И есть конкретный источник этого стихотворения – Литургия св. Василия Великого: «Помяни, Господи, иже в пустынях и пропастех земных плавающим сплавай, путешествующим сшествуй На судище, и в рудах, и в заточениих, и в горьких работах, и всякой скорби, и нужде, и обстоянии сущих помяни, Боже».

Оторвав стихотворение от его духовного источника, мы, безусловно, не можем постичь его глубинного смысла. Согласитесь, ведь это совсем разные, неравнозначные вещи: приветствовать друзей, слать им пусть даже самые наилучшие пожелания и – молиться за них, «молить Святое Провиденье»!

Музыкальная интонация романса Даргомыжского «Бог помочь вам», как нам представляется, на редкость адекватно выражает смысл пушкинского произведения. Характер музыки раскрывает глубокий духовный смысл стихотворения, создавая сокровенное, задумчивое, проникновенное настроение. В сознание приходит откровение «молить Святое Провиденье», понимание, как молиться душой; в сердце рождается святость.

Музыка романса помогает нам пережить самые высокие из чувств: чувства любви и сострадания.

И как не порадоваться установившейся в нашей Пушкинской школе традиции: заканчивать мероприятия этим необыкновенным романсом!

Подводя итог своим размышлениям, выделим особо следующее:

– Созвучие в творчестве Пушкина и Даргомыжского выражается (случайно или не случайно?!) уже в одинаковых именах и отчествах – Александр Сергеевич.

– Творчество А. С. Даргомыжского – яркое явление музыкальной жизни 1840-1850-х годов. Александр Сергеевич Даргомыжский является основоположником русской классической музыки.

– Благодаря гениальной поэзии А. С. Пушкина, А. С. Даргомыжский открывает новые приемы развития музыки в вокальном жанре, воплощая свой главный принцип: «Хочу, чтобы звук выражал слово. Хочу правды».

– Мы, туляки, гордимся тем, что А. С. Даргомыжский – наш земляк!

Похожие статьи

Комментарии

Последние поступления статей

FALLOUT 3 ПОСЛЕДНЕЕ УБЕЖИЩЕ НАЧАЛО. ИСПЫТАНИЕ ЖИЗНЬЮ. Джеймс был очень взволнован, ему и раньше приходилось присутствовать при операции, но.

Эссе Однажды я гуляла по тихому весеннему лесу. Я шла медленно, не торопясь, разглядывая каждую травинку. Деревья в этом лесу были огромные.

Избранные сочинения и эссе Отзыв о рассказе А. П. Чехова «Каштанка» Анатолий Павлович Чехов любил писать рассказы про животных, потому что.

СТРАДА СОБИРАТЕЛЯ У собирателя фольклора своя пора. Весной и летом, когда весь на лугах и нивах, в лесах и на реках, в деревнях никого не.

Продолжение Синтаксис зрелой поэзии Так или иначе, но в сборниках «Разлука» и «Ремесло», объединивших сти хи 1921-1922 гг. , Цветаева изменяет.

Прозвища школьников — разряд имён собственных, который до сих пор не привлекал внимания ученых. Нас же, школьников, прозвища очень интересуют, у.

Оценка 3.4 проголосовавших: 17
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here